Благородная седина под голубого песца, лекарство в зеленой румочке.
Наталья, серьезный человечек, дочка моя, внучка академика, чистая кожица, яблочко мое... Дебюсси.
И ты хочешь, чтобы все это рухнуло?
Чтобы ужас и безобразие вылезли прямо из суповой миски посреди семейного обеда?
Нет, я не дам тебе разрушить наше гнездо.
Тут уж ты не похозяйничаешь - собственница, тихая, дальновидная.
Готовишься, да? Предвкушаешь? Ждешь, да?
Ну я огорчу тебя немножко. Подождать придется, подождать.
Ну что, выпить, что ли?
Откуда у тебя такой коньяк? Ты же вроде не любишь?
Да кто-то принес, не помню. - Понятно.
Ты что-то сказал? - Да нет, ничего.
А что ты ищешь? - Где-то у нас тут были свечи.
Слушай, я хочу свечи зажечь. - Нет, я свечи хотела к Новому году.
Господи, ну что я, не куплю, что ли к Новому году?
Давай подсвечники. Давай посидим, как люди.
Что мы все торопимся, спешим. Куда? Куда?
Давай посидим, поговорим. Давай!
Ой, облысел ты!
На спички, зажигай.
Давай... Выпьем.
Давай выпьем за Наталью. Все-таки потрясающе.
Кроха, с бантом, садится за такой рояль...
Полный зал народу... Дебюсси, без нот.
А я сижу, как дурак, плачу... Правда!
Наталья играет, черт его знает как, потрясающе!
Поехали! У-у!
Ой, как хорошо! Какая роскошь!
Как ты ешь, это же очень кисло? - Полезно!
Выглядишь ты как-то неважно. - Да? Может, вчера выпили?
Слушай, а ты пополнела. Тебе это очень идет.
А ты тоже пополнел. - Нет, этого вот нет.
А почему? Тебе тоже идет. - Ничего подобного. Держу диету.
Знаешь, Димка на тебя становится похож.
Не надо.
Слушай, о чем ты думаешь? - Ни о чем. Яблоко хочешь?
Яблоко нет. А ты скушай.
А я, по-моему, простудился. Запаха не слышу, нюхаю и не слышу.
Ну и ладно, ну, поехали: у-у!
Слушай, а что, действительно,я... - Что?