Что ж... Я поступить не могу иначе.
Ты мне все врешь! Ты меня нарочно обманываешь!
Ты хоть помнишь, когда у него день рождения?
Глупости. - Не глупости, а не помнишь.
Ты ни разу не позвонил ему в день рождения!
Это ты ему чужой, а не я!
Ты чужой! Ты! Ты! Ты чужой!
Ты чужой! Ты! Ты чужой! Ты!
Ты чужой!
Но я не могу отдать тебе, отдать вам Димку.
Тогда, как говорится, одно из двух: либо ты и Шлях, либо... - Димка. Димка.
Я только хочу тебе сказать, что я Валю оч-чень... Оч-чень...
Димка! Вот так!
Значит, не было никакого Шляха, не было и не могло быть!
Обман, фальшь, хитрость!
Димка, Димка.
Я у тебя закушу чем-нибудь там.
Ты знаешь, который час? Не важно, что тебе ко второму уроку.
Откуда ты звонишь? Дай ему трубку.
Здравствуй. Какой голос, нормальный голос.
Чем вы там занимаетесь?
Что, не нашли другого времени? Ладно, он оболтус, но ты-то взрослый человек, мог бы позвонить.
Да, у меня был отключен телефон.
Не говори глупости, прошу тебя. Дай мне его.
Дима, одевайся и иди домой. Все.
Кто там? - Димка.
А потом? - Что потом?
С кем ты потом говорила? - С Валей.
Ну и что он делает там, у Валентин Степаныча?
Математикой занимается.
Позвони, пожалуйста, Валентин Степанычу, я хочу с Димкой поговорить.
Зачем? О чем? - Не об этом, нет.
Я просто хочу поговорить... Могу я поговорить с родным сыном?
Набери, ты же знаешь телефон. Часто звонишь?
Я тоже имею телефон, правда, я не так часто звоню.
Кстати, скажешь Валентин Степанычу о нашем... о твоем решении.
Чем раньше, тем лучше. И тебе легче будет.
Держи. Держи.
Лапушка ты моя, Валентин Степаныч уехал на симпозиум в Баку.
Он не поехал.