Конечно. - Так все, окрутили нашего холостяка.
То есть? - Ну как, "то есть"? Женился.
Вчера на свадьбе гуляли.
Лучше поздно, чем никогда. Молодец Танька.
Черепашка ты моя, думаешь на Таньке Борька женился, да?
А на ком? - Выбрал аспиранточку.
Не из самых красивых выбрал. Борька умный, все соображает.
Тихая такая, коса вот до сих пор, бант, как у Натальи.
Больше смотреть не на что. А Борька, в общем, счастлив.
Да, беда. - Ты о чем?
Да это я про Борьку с Таней. - Да, ну какая беда...
Ну, разошлись люди. Обыкновенная история.
Кстати, Танька вела себя достойно. Никаких скандалов, насколько я знаю.
Не то, что некоторые?
А помнишь, я приходил к тебе забрать дубленку?
Ты вцепилась в рукав - тырсь... и оторвала.
Тоска-а! - Ты о чем?
Кто, я? Ни о чем. Согреться никак не могу.
На улице такая мерзость и сырость, и мороз.
Кстати, ты Таньку давно не видела? - Таньку? Давно.
Встретила ее как-то в метро, на Белорусской.
Ехала к сестре в больницу. - Ну и память у тебя!
Что это? - Лифт.
Ты забыл, как у нас двери хлопают?
А ты помнишь, как Борька первый раз к нам пришел?
Мы тогда жили на Воротниковском.
Ты мне не ответила. - Что, про Борьку?
Слушай, ну что ты глупости спрашиваешь? Помню, приходил.
Он тогда еще в министерство устроился.
У него, по-моему, какие-то неприятности были.
Неприятности? - Да. У Димки была краснуха, я простуженная... Кошмар. А вы сидели на кухне писали письмо.
Ну, ты даешь. А что писали, помнишь?
Нет, вот что писали, не помню.
Слушай, позвоню-ка я Тане. - Что?
Я говорю, Тане надо позвонит - Ну, зачем же?
Просто поговорить с ней.
Ну что за манера! Человеку плохо, ты лезешь в душу, здравствуй, Таня...
Я тебя помню, я тебя люблю, мне тебя жалко.
Что это? - Будильник.
А это что? - Это чайник.