44-го размера! Надо же, вымахал!
А был-то вот такой. Да, растут дети, растут.
Стоп, стоп, стоп. Кажется, докопался.
А может, его нет? Может Шляха-то вообще нет?
Обман, фальшь, халтура, липа, липа?
Ну, выдумала, сочинила, изобрела. Зачем?
А чтобы меня заарканить, вернуть меня, любой ценой.
Что она сегодня говорила: я тебя ждала, ты мог вернуться, дни подсчитывала, 3 тысячи дней. Ну, неужели докопался!
А я-то, дурак, уши развесил, поверил, Валя, Валечка...
Не Валя, Валечка, а Валентин Степанович Шляхов, вот так.
Ладно, поиздевались - хватит! Надо кончать эту комедию.
Если я прав, если Валентин Степаныч выдумка, халтура, а мы это сейчас проверим.
У, что тут творится. - Я уберу.
Как у тебя нос, нормально? - Ничего. Это прошло.
Я хочу с тобой поговорить.
Вот что я хочу сказать.
Самое страшное - это ложь. И Димка в ней захлебнется.
Значит ты решил сказать Димке, что я ему не родная.
Ты сумасшедший?
Зачем ты хочешь это сделать? - Я не хочу терять его уважение.
Я скажу ему правду и возьму его к себе.
Куда?
Ты что думаешь, твоя жен... твоя теща...
Ты ведь даже не хотел его знакомить с Натальей.
А потом он привык ко мне, бесчеловечно так ломать ребенка.
А когда он вырастет и узнает, что родной отец отдал его на воспитание чужим людям, это, по-твоему, не бесчеловечно?
Чужим?
Ты сказал чужим?
Чужим, да, я сказал: чужим.
Сядь.
Чего ты хочешь?
Сказать Димке правду. - Так не получится. Он привык ко мне.
Он не приживется у вас, твоя жена не выдержит.
Придется выдержать. Зато я сохраню сына.
Но ты не знаешь его, ты же месяцами к нам не приходил...
Ты знаешь, как он называет тебя? Не отец, не папа, он называет тебя дистанционный смотритель. - Хамло, мерзавец.
Но это не меняет дело. - Я тебе еще не все говорю.
Я даже не знаю, любит ли он тебя. Прости, но это так.
Я понимаю, что сейчас не об этом говорю, но я даже не знаю... знаю, что ты можешь купить ему вещи, которые мне не по карману... но для него это все равно будет чужой дом, он сбежит от вас.
Но только тогда уже у него не будет меня, он еще слишком глуп и жесток, чтобы понять это! А если он узнает...