Ну... Поредел? - Да.
Вот так, вот так.
А ты что... Болеешь, да?
У-у! Поехали!
Ах, да, лапушка моя, ну и поехали...
Чук-чук-чук, чук-чук-чук...
У, гляди, Мюллер! Поет!
Выхожу один я на дорогу,
Сквозь туман кремнистый путь блести-и-ит, ночь тиха-а-а-а...
Еще звучит!
А ты еще играешь? - Играю, иногда.
Помнишь, в Ялте, а?
А, наверное, у Димки музычка какая-нибудь есть, а я же чего надрываюсь, а?
Слушай, а ты действительно не помнишь, какое мы тогда с Борькой письмо написали, а?
Что ты ко мне привязался с этим письмом? Конечно, не помню.
Постой, ну, иди сюда... - Да отстань ты! Отстань!
Совсем с ума сошел! Дурак ненормальный!
Ты что? - Пить надо меньше!
Ты что? - Дурак!
Подожди... Погоди, ну как тебе не стыдно...
Ну, что ты изображаешь? Ну, я же вижу, девочка моя, ну что?
Ты же вся дрожишь! - Во!
Ну, хитра, ну, хитра, а?
Вот Светка - она вся наружу, выверни наизнанку - тот же понедельник, папочкина дочка, никаких тебе секретов. Лентяйка. Она и в этом лентяйка, не успеешь развязать галстук, она уже все, готова, спит.
Тут другая статья, как я отсюда ноги унес - сам не понимаю, но ведь ходит, ходит...
Господи, Боже мой, все заложило. Погода мерзкая...
Ходит, ходит кругом, ну, вся до конца постница.
Ну, я же нашел в себе тогда силы, сказал...
Да, так, мол, и так, у меня другая, извини.
Но я же был честен перед тобой, а ты?
Почему бы тебе не сказать, ну просто так, ну вот, так, мол и так.
Ну ведь я пойму... Нет, ты же... Ух! Ходит, ходит!
Просто поразительно! По полгода не звонит, не беспокоится.
А тут, пожалуйста, явился - ... Выхожу один я на дорогу.
Называется, пришел навестить сына. За весь вечер ни разу не спросил, где он, что он, как? С кем дружит? С кем бывает?
Тебя абсолютно не интересует все, что касается твоего собственного сына.
Ты приходишь и тебе лишь бы... себя показать.
Ты что?
А что? - Ты что разделся?
Ты знаешь, я чего-то... Жарко мне что-то я простудился.