Слушай: не стыдно ли тебе своих друэей не выручать?
Клянусь вам! - Полно.
Ты требуешь заклада? Что за вздор! Что дам тебе в заклад? Свиную кожу?
Когда б я мог что заложить, давно Уж продал бы.
Иль рыцарского слова Тебе, собака, мало?
Ваше слово, Пока вы живы, много значит.
Ужель отец меня переживет?
Как знать?
Дни наши сочтены не нами.
Цвел юноша вечор, а нынче умер.
И вот его четыре старика Несут на сгорбленных плечах в могилу.
Барон здоров. Бог даст -лет 10, 20И 25 и 30 проживет он.
Ты врешь, еврей: да через 30 лет Мне стукнет 50, тогда и деньги
На что мне пригодятся?
Деньги?
Деньги всегда, во всякий возраст нам пригодны;
Но юноша в них ищет слуг проворных И не жалея шлет туда, сюда.
Старик же видит в них друэей надежных
И бережет их как зеницу ока.
О! мой отец не слуг и не друэей В них видит, а господ; и сам им служит.
И как же служит? Как алжирский раб,
Как пес цепной. В нетопленной конуре
Живет, пьет воду, ест сухие корки,
Всю ночь не спит, все бегает да лает. А золото спокойно в сундуках
Лежит себе. Молчи! когда-нибудь
Оно послужит мне, лежать забудет.
Да, на бароновых похоронах
Прольется больше денег, нежель слез.
Пошли вам бог скорей наследства.
Аmеn!
А можно б... - Что?
Так, думал я, что средство такое есть...
Какое средство?
Так - Есть у меня знакомый старичок,
Один аптекарь бедный... - Ростовщик, такой же, как и ты, иль почестнее?
Нет, рыцарь. Товий торг ведет иной - Он составляет капли...
Право, чудно, Как действуют они.
А что мне в них?
В стакан воды подлить... трех капель будет,
Ни цвета в них, ни вкуса не заметно;
А человек без рези в животе,
Без тошноты, без боли умирает.
Твой старичок торгует ядом. - Да - и ядом.
Что ж? взаймы на место денег Ты мне предложишь склянок 200 яду,
За склянку по червонцу. Так ли, что ли?
Смеяться вам угодно надо мною -
Нет; я хотел... быть может, вы...
Я думал, Что уж барону время умереть.
Как! Отравить отца?
И смел ты сыну...
Иван! Держи его.
И смел ты мне!.. Собака, змей!
Да я тебя сейчас на воротах повешу!
Виноват! Простите: я шутил.
Иван, веревку!
Я... я шутил. Я деньги вам принес.
Вон, пес!
Вот до чего меня доводит Отца родного скупость!
Дай мне вина, я весь дрожу. - У нас вина - ни капли нет.
Так дай воды!
Иван, однако ж деньги мне нужны.
Сбегай ты за ним, проклятым,
Возьми его червонцы.
Да не вводи сюда Иуду этого!
Иль нет, его червонцы будут Пахнуть ядом,
Как сребреники пращура его...
Нет, решено - пойду искать управы
У герцога: пускай отца заставят
Меня держать как сына, не как мышь, Рожденную в подполье.
Как молодой повеса ждет свиданья С какой-нибудь развратницей лукавой
Иль дурой, им обманутой, так я Весь день минуты ждал, когда сойду
В подвал мой тайный, к верным сундукам.
Счастливый день! Могу сегодня я
Шестой сундук
Горсть золота накопленного всыпать. Кажется, не много,
А сколько человеческих забот, Обманов, слез, молений и проклятий
Оно тяжеловесный представитель! Тут есть дублон старинный...
Вот он.
Нынче вдова мне отдала его, но прежде
С тремя детьми полдня перед окном Она стояла на коленях воя.
Шел дождь, и перестал, и вновь пошел,
Притворщица не трогалась; я мог бы
Ее прогнать, но что-то мне шептало, Что мужнин долг она мне принесла
И не захочет завтра быть в тюрьме.
А этот? Этот мне принес Тибо -
Где было взять ему, ленивцу, плуту?
Украл, конечно; или, может быть,
Там, на большой дороге, ночью, в роще...
Да! Если бы все слезы, кровь и пот, Пролитые за все, что здесь хранится,
Из недр земных все выступили вдруг, То был бы вновь потоп -я захлебнулся б
В моих подвалах верных. Но пора!
Не много кажется, но понемногу Сокровища растут. Читал я где-то,
Что царь однажды воинам своим Велел снести земли по горсти в кучу,
И гордый холм возвысился - и царь Мог с вышины с весельем озирать
И дол, покрытый белыми шатрами, И море, где бежали корабли.
Так я, по горсти бедной принося Привычну дань мою сюда в подвал,
Вознес мой холм - и с высоты его
Могу взирать на все, что мне подвластно.
Хочу себе сегодня пир устроить:
Зажгу свечу пред каждым сундуком,
И все их отопру, и стану сам Средь них глядеть на блещущие груды.