Очень хочется, сеньор, ответить.
Так хочется, что просто еле удерживаюсь.
Скажите мне несколько слов на рыцарском языке, и я соглашусь, пожалуй.
Так слушай же, что напишут о нас с тобой, если завтра на рассвете выберемся мы из села на поиски подвигов и приключений.
Едва светлокудрый Феб уронил на лицо просветлевшей земли золотую паутину своих великолепных волос, едва птички согласно пропели в лесах, приветствуя румяную богиню Аврору.
Что б я околел, до чего красиво.
Едва произошло все это в небесах и лесах, как знаменитый рыцарь Дон Кихот Ламанчский вскочил на своего коня по имени Росинант и, сопровождаемый своим верным и доблестным оруженосцем по имени Санчо Панса... - Как похоже, как верно.
Промчался по Ламанче злодеям на устрашение, страждущим на утешение.
Придется, как видно, ехать.
А вот и шлем готов, сеньор. Примеряйте.
Надень.
Очень славно.
Я как птичка в клетке.
Только зернышек не хватает.
Сядь на пенек. - Сел.
Э, нет, сеньор!
Я не раз ходил с вами на охоту, знаю, какая у вас тяжелая рука. - Надень шлем, говорят.
Хорошо, я надену, только потом.
Для начала испробуем шлем без моей головы.
Побереглась корова и век жила здорово.
Чудак. В книге о подвигах рыцаря Амадиса Галльского нашел я состав волшебного зелья, делающего доспехи непробиваемыми.
Сварил его и втер в шлем целую бутыль.
Ты не веришь рыцарским романам?
Да как можно не верить, сеньор.
Но все-таки для начала положим шлем сюда, на пенек.
Теперь, сеньор, с Богом.
Сеньор, вы не обижайтесь, а только я не поеду.
Подумать надо. Не обижайтесь, сеньор.
Баба к тому же не отпускает.
А баба и море переспорит.
Да к тому же неизвестность.
Неизвестно, какое вы мне положите жалованье.
Есть о чем говорить! Я назначу тебя губернатором первого же острова, который завоюю.
И месяца не пройдет, как ты будешь управлять на своем острове, издавать законы.
Вот этого мне давно хочется. - Есть и пить на золоте.
И есть пить мне тоже хочется. Эх, была не была.
Когда ехать, сеньор?
Завтра на рассвете.
Слышишь, как звучат колокола в честь наших будущих подвигов?
В честь подвигов, да только не наших.
Пономарь спутался с судомойкой из соседнего села.
Зовет свою красотку на свидание.
Слышите? Раз-два, через два дня.
Раз, два, три. В три часа.
Не звони, пономарь!
Кто звонит, тот бабе не угодит.
Довольно болтать! Наше промедление наносит ущерб всему человеческому роду.
Проклятая рытвина!
Нет, Санчо, виновата здесь не рытвина.
Что вы, сударь? Уж мне ли не знать.
Все наше село проклинает эту окаянную колдобину.
Сосед говорит: "Санчо, закопал бы ты ее, проклятущую".
А я ему: "А с какой стати я? Сам зарой".
А он мне: "А я с какой стати?". А тут я ему: "А с какой я?"
А он мне: А" я с какой стати?". А тут я ему: "А с какой стати я?"
Довольно, оруженосец. - Что вы, ваша милость.
Я и сотой доли не рассказал. Я разумно, справедливо отвечаю:
"С какой же стати я?".
А он мне - глупо, дерзко: "А я с какой стати?!".
Пойми ты, что рытвина эта вырыта когтями волшебника по имени Фрестон.
Мы еще много раз с ним встретимся.
Но никогда я не отступлюсь и не дрогну.