были оклеены!
Иду-у!
Что это значит, юноша?
Значит то, что здесь написано!
Я надеюсь, вы умеете читать?
Негодяй! Ты у меня дорого заплатишь за это!
Я лишаю вас обеда.
И марш в кладовку, под замок - до ужина!
Что-что-что?..
Ах, та-ак?
Это уже сидячая забастовка.
Я лишаю вас ужина.
Люди! Ну что же вы молчите?
Я жду! - Мисс Эндрю!
Простите его. Пожалуйста!
Там темно и крысы.
Да, там крысы! Ещё слово - и ты у меня с ними познакомишься сам.
Я жду!
Мисс Эндрю, позвольте мне поговорить с братом.
Позволяю. На переговоры - полминуты.
Брат! Она фурия - но что же нам делать?
Ты ведь знаешь о премии.
Неделя кончается в среду.
А сегодня она сказала, что мы - ещё не совсем потерянные для общества люди.
Значит, есть надежда!
Есть хоть маленький шанс уплатить штраф!
Переговоры окончены.
Всё в порядке, мисс Эндрю! - Хорошо, сестра, я иду.
Только не подумайте, что я сдался!
Роберт, пожалуйста...
- Убирайся прочь, Эндрю!
Убирайся к чёрту!
Хо-хо-хо! Какие бездарные стихи!
Пошлятина!
Благодарю вас.
В чём дело? За работу, друзья мои, за работу!
Дети!
В парк! Дышать свежим воздухом до обеда!
Иду-иду!
Дети, в парк.
Я требую, чтобы эта мерзкая дворняга была убрана в 24 часа!
Или смотрите сами!
Сэр Томас!
вы остаётесь за старшего, милый. - Бесспор-рно!
В банк, юноша!
Джейн, сколько ещё осталось до конца месяца?
Четыре недели.
Но уже без хвостика!
Всё кругом плохо... - А дяде Робертсону хуже всех.
Не сорить, дети! - А мы и не сорим, сэр.
Мы не сорим... - Уж лучше бы вы сорили.
Когда я был мальчиком,
что я мог насорить? Две-три конфетные бумажки...
А они всё сорят и сорят.
И главное - ничего им не скажешь.
И Нилей сегодня грустный.
Наверное, ему жалко нас.
А мне жалко, что он не может со мной потанцевать.
А ему так хотелось.
Если бы Мэри Поппинс была,
наверное, она б позволила ему немножко поиграть с нами.
Конечно. Но её нет...
Джейн, кажется, это... по-моему, это... - Это она, она!
Ветер! Это же её ветер! Я так и знал!
Мэри Поппинс! - Мэри Поппинс!
Мы знали, что вы вернётесь! Мы нашли портрет с "о`ревуаром".
вы меня очень обяжете,
если вспомните, что находитесь в общественном месте.
Это городской парк, а не зоопарк!
Как вы себя ведёте?
И где, позвольте спросить, ваши перчатки?
- А у нас их нет!
Очень жаль.
Ну хорошо. Домой, пить чай!
Послушайте, мне придётся написать рапорт!
Тут запрещено сваливаться с неба.
Это против правил! Откуда вы взялись, хотел бы я знать?
Если я вас правильно поняла,
вы сказали, что я спустилась с неба.
Но ведь... - Как ворона?
Это я? Да? Так, мистер Смит?
Так! - Молчите!
Уж лучше вы молчите...
То есть, я... - Так так или не так?
Мм-м? - Нет, нет!
Нет. Нет, мэм.
Благодарю вас.
И на вашем месте - ну, если бы я была парковым сторожем -
я бы надела фуражку
... и застегнула тужурку.
Позвольте. - Всего доброго, сэр.
Так вы говорите - она утверждает, что я не умею воспитывать детей?
Мы не говорили... - Мэри Поппинс, мы же этого не говорили!
Ну разумеется. Не хватало же вам ещё и ябедничать.
И что я - подозрительная особа? Да?
Хмм... Терпеть не могу объяснений.
Но, видимо, придётся объясниться... Кстати, где она, эта мисс Эндрю?
Она уехала. - Разумеется - в банк?
Ну, куда же может уехать такая известная личность? Только в банк!
А за старшего остался мистер Томас.
Томас? С каких же это пор он стал мистером?
- Даю интервью!
Ну так с каких пор ты стал "мистером", Томас?
Что ты говоришь! Полгода в этой клетке?
Какой стыд! - А что он ещё говорит?
Грустная история.
Он жил далеко-далеко отсюда.
В стране, которая называется Нижнее Какаду.
- А мы знаем про Какаду!
Папа говорил, что там плакали наши денежки. Ой, его денежки!
- Срам и позор!
Когда Томас жил там - в Какаду никто не плакал.
Это была весёлая страна.
И называлась она Какаду, потому что в джунглях водилось множество попугаев.
А Томас, между прочим, был старейшиной рода.