Это был единственный свидетель. - Хорошо, мы должны забыть об этом.
Я поеду с Вами, у меня машина барахлит.
Ты... Поможешь ему. Сядешь за руль.
Или с тобой поступят точно так же.
Умереть тебе - значит на них сработать. Давай, друг.
Басалыга Андрей Андреевич,23-го года рождения.
Фаза. Какая маскировка у этого мальчика была.
Да, герой.
Вы очень устали.
У меня по три выхода в вечер.
Хочешь прикажем и Зубов бросит эту старуху завтра же.
Она не старуха.
И потом я сама подсказала ему жениться на ней.
Что ж ты тогда хочешь? - Не знаю, раскисла.
Завтра выхожу на встречу с новеньким. В двенадцать.
Открытку с видом. - Что, газет уже нет?
Сумочку мою украл! Отдай! Черненькую такую, из эрзац-лака.
С такой фигуркой - и пойти воровать.
Я на ее месте не знал бы отбоя от господ немецких офицеров.
Информация, которую я собрал, не содержит и намека на причины ее ареста.
Значит следили не за ней, а за ним.
Она не только его спасла, но и сведения, которые должна была передать ему.
Как бы нам не пришлось текст о самих себе составлять для траурного митинга.
Штейнглиц!
Судя по всему она сейчас в Кенегштайне, тюрьме для особо опасных преступников.
Готовься. Где Чижевский? - Ждет.
Пришли его в бар. Меня опять никто не должен знать.
Наш немецкий единомышленник. Яволь!
Как называлось это раньше?
Герр майор шутит. То ж Варшава.
Нет. Вся эта страна.
Лечь! Встать! Лечь! Встать!
Лечь! Встать!
Я бы не рекомендовал вам обременять память старинными воспоминаниями.
У Вас настроение плохое?
Пива.
Снова пришел отказ использовать меня, как специалиста по западным странам.
Там же настоящая работа, для настоящего профессионала.
А этот восточный материал - только одни неприятности.
Дитрих ездит с тобой?
Прожектер! Чистоплюй!
Черная работа не для него.
Пора заканчивать эти вояжи по лагерям.
Вы как всегда правы. Польза от них равна нулю.
Вот разве в Кенегштайне покопаться немного?
Вот ты туда и поедешь. А меня увольте.
Доложу Лансдорфу, что обследование лагерей закончено полностью. Все!
А, господин учитель, мы Вас еще не повесили?
Идите сюда, ближе.
Вокруг колонны марш! Бегом!
Все нужны, срочно.
Быстрей! Еще быстрей!
Поставьте кружку.
Пошел вон.
Будьте внимательны. Действовать молниеносно.
И сразу же обратно в Польшу.
Секретный пакет.
Пройдемте к коменданту.
Еще одна партия заключенных. - Но куда их поместить?
Придумаем что-нибудь.
Серьезные персоны. - Я надеюсь, они у вас надолго поселятся.
У нас долго не вытягивают.
Дежурный, примите заключенных.
Знакомьтесь, мой заместитель. Он ими и займется. Большой специалист.
Комендант преувеличивает. Мое имя Клаус.
Спокойно! Берите его! Тащите сюда.
Тихо! Ключи от камер. - В кармане, в левом.
Вас слушает дежурный. - Охрана снята. Где ключи?
Ключи? Срочно сюда. - Понял. Иду. Рви связь.
Оружие с убитых снимайте!
На всех постах наши!
Назад! Остановите их!
Стой! Я кому говорю.
Прекратить панику!
Переодеть! Выдать каждому документ и маршрут движения.
Кто камеры открыл? - Николь приказал.
Где он? - Не знаю, туда побежал.
Обер-лейтенант Герлах? - Понятно... Не хочу, Вайс!
Найди Зубова!
Я родом из здешних мест, положитесь на меня.
Где ты нашел ее? - В морге.
Комендант морг использовал в качестве карцера.
Если б ты видел, как она лежала там на трупах.
Ты ранен? - Не чувствую.
Какого черта! Сейчас наш югослав починит тебе руку.
Красивая Польша! - Вношу поправку: ты не можешь знать, что красиво и что не красиво. Ты не видел Югославии.
То не Польша, пан, то одно воспоминание.
Я в Германии не боялся, а в Польше можно было от своих пулю получить.
Нельзя же орать, что я не немец, а венгр.
А меня если убьют, по очкам я их все равно переиграл.
Яромир до войны знаменитым спортсменом был в Чехословакии.
Если б ты не вспомнил спортсменов, ни за что бы не поверил, что ты - русский.
Вы не обижаетесь на меня, что я иногда с Вашими соотечественниками груб?
Вам надо побывать в Освенциме, чтобы понять: какие способы борьбы с фашизмом годятся, какие - нет.
Это немецкий народ стал первой жертвой фашизма, и я, кстати, тоже.
Спасибо, что вы боретесь с нашими врагами всеми доступными средствами.
Нужно бороться чуть осторожнее.
Надо же немножко думать, соображать! Честное слово!
Все в порядке? - Расходимся.
Бригитта! - Чует она меня, что ли?
Пошли! - Алоиз!
Алоиз, что с рукой?
Как мальчик из сказки.
Смотрит на облака, играет на флейте, а на город черные крысы напали. - При чем тут крысы?
Мой муж носил черную униформу и в лице его было что-то крысиное.
Господин инструктор!
Кличка Гога повесился.
Сам себя капут.
Благоразумнее будет договориться с Соединенными Штатами и Англией, и совместно с ними покончить с Россией.
Эти проблемы касаются исключительно фюрера и партии.
При чем здесь партия?
Я и мой тесть не состоим в партии.
Наша фирма кредитовала движение коричневых в самом его зародыше.
Мы имеем все основания считать себя акционерами с правом решающего голоса.
Фюрер должен восстановить наше доверие. Мы поставили на фюрера.
Я вызвал Вас, голубчик. - Работайте, не буду вам мешать.
Скажите, как Ваша русская фройляйн? - В прекрасной форме!
Голубчик, помассируйте мне, пожалуйста, раненую ногу.
Верите ли Вы, что эта представительница чуждой нам расы, связав свою судьбу с нашей борьбой, восприняла также и наши истины?
Не уверен. - Я тоже не верю.
Посещая допросы русских, подлежащих ликвидации, я открыл любопытную закономерность: все советские убеждены, что отрицательные стороны их жизни - временное явление.
Бравада на эшафоте.
Они просто не хотят об этом говорить с нами, с противником.
Но в том, что ее отца репрессировали, персонально кто-то виноват?
Она может руководствоваться чувством мести?
Коммунисты против террористических акций.
В гестапо могли ей внушить подобные мысли?
Обязаны были внушить.
За неимением гербовой пишут на простой - так говорят русские.
Вашу фройляйн необходимо доставить в школу.
С какой целью вы себя выдали за Ольгу? Теперь у Вас есть основания мне доверять.
Попала в плен. Донесли, что мой отец комиссар. Меня пытали.
Назвалась Олей. Она воспитывалась у нас, после того, как ее отца... В 37-м.
Я подписала все, что требовали в гестапо. Согласилась пойти в разведшколу.
Надеялась перебежать к своим.
От нас с вами сейчас зависит многое. - От меня и от Вас? - Да.
Мы едем в разведшколу. вы должны улыбаться.
А еще? - Точно выполнять приказы командования.
Остальное потом. Никакой самодеятельности. Сорвете задание.
Курсантка Спица должны быть готова в любой момент к выполнению задания.
Мы готовы. - На взлет!
Сапоги-то наши, кирзовые.
Разрешите вести?
Вайс, тебя в дежурку просят.
Карта объекта есть? - Есть.
Советские деньги? - По 10 тысяч на каждого.
Часы, ножи, компас? - Есть.
Сейчас услышишь.