Почему эти пятеро немцев отказались расстреливать русских заложников?
Измена? Предатели. - Слюнтяи!
Прошу освободить меня от этого офицера. Посмотрите, что он вытворяет!
Вайс, помогите Вашему другу, а то он пытается уничтожить все запасы спиртного.
Мы возили Генриха в тюрьму, там казнили наших солдат, отказавшихся стрелять в русских заложников.
Хорошо, что при этом присутствовал Шварцкопф младший.
Пусть Гиммлер знает, что не только СС умеет разделываться с предателями.
Все проще.
Младший надрался с утра, дядя и приказал повезти его на экскурсию.
Кстати, я что-то не видел, чтобы вы вынимали пистолет.
Ты мясник, Штейнглиц. - Не скрою, люблю пострелять.
Ты? - Я.
Их заставляли кричать "Хайль Гитлер!", когда вели на казнь.
А они молчали.
Ты хочешь стать трупом? - Ты мне мешаешь, Генрих.
Ты можешь ехать быстрее? - Асфальт мокрый, нельзя.
А почему только их? Надо и нас всех.
Одна вонючая земля и никого на ней.
Чего мы тащимся? - Мы стоим. Бомбят.
Хорошо бы сейчас шлепнуться в лепешку. - Не надо кокетничать.
Мне страшно. А ты не боишься остаться в живых?
Успокойся.
Мы, немцы, заслуживаем, чтоб всех нас... - Не всех. Ты имел случай в этом убедиться.
Пять немецких солдат отказались же расстреливать русских.
Вы знаете, что промышленники имели отношение к заговору против Гитлера?
Но фюрер распорядился прекратить расследование.
Герд - один из таких промышленников. Я хочу, чтобы вы с ним встретились.
Высокие официальные лица не возражают, чтобы вы оказали ему всяческое содействие.
Я не люблю субординации.
Я различаю своих сотрудников не по званию, а по их способностям понимать больше, чем сказано.
Как его здоровье? - Нервы, физика - все в порядке.
Профессор Штуттгоф назначил ему полный курс массажа.
Вы, кажется, были моряком? - Нет, я никогда не был моряком.
Вайс по русской компании жил в Риге. - У Вас отличная память, фройляйн.
Я никогда не забываю то, что мне не хочется забывать.
Я имел много случаев в этом убедиться.
Я рассказывал, что мы с Генрихом часто выходили в открытое море.
Его дядя - оберфюрер СС! Неплохое знакомство.
Я дружу только с племянником.
Друзей не вредно выбирать по тому месту, которое они занимают в рейхе.
Я не могу предложить свою дружбу фюреру.
Господин Герд предлагает вам свою дружбу, Вайс.
Прокатимся? - Для этого у нас нет времени.
Вайс человек прямой, с ним надо говорить на его языке.
Я против уничтожения заключенных в концлагерях, так как считаю это бесчеловечным. Западные державы должны убедиться, что будут спасены те, кого перед лицом этих держав целесообразно спасти.
Следует отказаться от расовых предрассудков.
Главное сохранить структуру отношений между имущими и неимущими.
Сейчас закладываются основы будущего содружества наций вне зависимости от того, кто побеждает в этой войне - мы или русские.
Все возвратится на круги своя.
Короче, что вы хотите от Вайса, Герд?
Я предлагаю, не безвозмездно, выехать в небольшую командировку и выявить в концлагерях лиц, имеющих обеспеченных родственников за границей.
Я готов помочь. Сделаю все, что в моих силах.
Это гуманно. Мы вернем детей отцам или отцов и матерей - детям.
Ангелика, не откажется вам помочь? - Да.
Петера Крауса прошу.
Иоганн, это я. Когда мы увидимся? Мне плохо.
Сегодня не могу, Генрих. Я уезжаю. - Я с тобой.
Когда не было газовых камер, мы расстреливали по средам и пятницам.
Дети пытались прятаться в эти дни.
Теперь печи крематория работают днем и ночью и дети больше не прячутся.
Это первая восточная подгруппа.
Как живете, дети?
Как вы живете, дети?
Мы живем хорошо, здоровье наше хорошее. Приезжайте.
Меня в газовку не надо, я могу еще давать кровь.
Мою пайку крысы съели, вот кровь и не пошла.
Я назначен загружать уголь в крематорий завтра.
А я могу сдать кровь. - И я...
Берите.
Они не знают, что это такое? - Они забыли.
Ешьте, дети! Ешьте!
Ты чего не взял?
Подожди, я возьму. Тебе, может быть, не достанется.
Ложитесь, это не больно, как будто заснешь. Ложитесь!
Что это с ними? Зачем они легли?
Дети наверное думали, что им дали яд.
Комендант, за мной!
Господин Шварцкопф заметил, что вы расточительно обращаетесь с товаром.
Немедленно начинайте откармливать детей.
Комплектуйте вдвое, втрое больше голов. Короче, отправим весь лагерь.
Но картотеки? - Не надо быть идиотами.
Вы думаете, эти ублюдки помнят своих родственников?
Вас надо повесить, за то, что вы лишаете империю такого источника дохода.
Но я, извините, до этого не знал...
Вам и теперь не надлежит ничего знать, кроме того, что вы ничего не должны знать. Ничего!
Половина из них сдохнет в пути, а я должен сдать определенное количество голов. Идите!
Вашу долю перевести в швейцарский банк, Вайс?
Я предпочитаю наличными.
Чек! - Спасибо.
17-й километр берлинского шоссе.
Все хорошо, что хорошо кончается. - Да, я весь в дерьме.
Выпей. - Зачем? Чтобы не думать о том, что мы видели в лагере? И притворяться, как будто этого и не было.
Я переночую у тебя? Не хочу домой.
Я иду обедать.
Я бы собственными руками! Сволочи! Чудовища - сжигать детей!
Плохо работаешь, Генрих.
Доложи в гестапо, что ты не поймал меня на эту удочку.
Сейчас ты пойдешь со мной и мы узнаем, что дети спасены.
Что ты сказал? Повтори, что ты сказал!
Что ты сказал?
После обеда ты позвонишь в комендатуру, тебе сообщат, что произошло ЧП, на 17-м километре совершено нападение на автоколонну, дети спасены.
Я позвоню сейчас. - Сорвешь операцию.
А если я позвоню, когда мы пообедаем, я стану соучастником?
Так же, как и я.
Фройляйн, дядя еще не вернулся? - Пока нет.
Если я понадоблюсь, позвоните. Я в кафе.
Возьми трубку!
Генриха Шварцкопфа.
Оберфюрер приказал передать. Он выехал расследовать происшествие.
Вооруженное нападение на автоколонну. Следуйте за оберфюрером.
17-й километр берлинского шоссе. Алло, вы слышите меня, Генрих?
Кто это сделал?
Немцы. Можешь с ними встретиться.
А ты мог шлепнуть старого друга... Мог... Да?
Операция прошла - сплошной блеск.
Ты ходил? - Нет.
Узнай подробности.
Шуму не было? - Нет, даже пальцем никого не тронули.
Я подумал, зачем шуметь? Набили гестаповцами 2 фургона,
Янош и Дробны сели за шоферов, а мы на мотоциклы.
И прямо к железнодорожному переезду. И нарушили график движения.
Подождали поезда, сбили шлагбаум, и оставили фургоны на рельсах.
Машины вдребезги, да еще и эшелон приплюсовали.
Где дети? - Спрятаны в надежном месте.
Все спокойно. - Загляните к профессору.
Доброе утро, господа.
Я бы хотела получить новый рецепт.
Рецепт продлен, можете не беспокоиться.
Если будете придерживаться моих советов, гарантирую вам выздоровление.
Когда запросить самолет из Москвы? - Как можно скорее.
Если Генрих будет с нами, это лучшее из того, что мы здесь сделали.
Самолетом будет доставлен нужный для " племянника" человек.
Этого человека в тот же день отправьте обратно.
Не будем медлить, Генрих.
Живая бандероль из Москвы должна сейчас же улететь по обратному адресу.
Представлять вас друг другу необходимости нет, так?
Оскар Папке, вспомните год 1940, Ригу, и все, что тогда произошло.
Расскажите, что вам известно о смерти отца Генриха.
О насильственной смерти инженера Шварцкопфа.
Я был маленький человек.
Ваш дядя приказал мне, я приказал своим людям.
Арестовали меня русские позже, перед самой войной.
Я был заброшен в Россию с новым заданием.
Меня взяли сразу после приземления.
Все это есть в протоколе. Мои показания на следствии.
Когда меня посадили в самолет, я всякое передумал, но попасть в Германию не ожидал, и тебя увидеть не ожидал.
От судьбы не уйдешь. Придется отвечать. Будет суд.
Довольно, мне кажется. вы внимательно слушали?