Что случилось? Почему стоим?
Машина перевернулась, говорят, рация.
Рация перевернулась, штабная рация.
Какой-то солдат угнал штабную рацию. Хватил шнапса? Бывает.
Солдатик ошалел от шнапса, свалился под откос. Его подбили.
Штабную рацию подбили из пулемета, в этом квадрате.
Радиодиверсант. - Радиодиверсант? - Убит? - Не знаю.
Работал не кодом, открытым текстом.
Буквально следующее: 22 июня и... все остальное.
Что же теперь? - Фюрер не отложит удара ни на минуту.
Руку, Генрих, руку! - Не могу!
Иоганн! - Держись, Генрих! Руку давай!
Генрих, держись!
Вся Рига узнает, какой ты человек. - Прошу тебя, о нашей рыбалке - никому.
Ты спас мне жизнь.
Ты знаешь, как немцы относятся к твоему отцу? Хозяин уволит меня.
Рабская философия. - Он обещал оставить мне автомастерскую.
Ты что, не едешь в Германию? - Я немец и долг для меня превыше всего, но мне не хотелось возвращаться на Родину нищим.
В Риге дела у меня идут неплохо. Твой отец щедро платит за свои заказы, и ты не очень затягиваешь расчеты со своим тайным механиком.
Куда отец - туда и я. Везде есть яхты, мотоциклы и гонки.
К отцу приходил предсовнарком Латвии и предложил ему кафедру в институте.
По-моему, отец не едет в Германию из-за своего брата.
Отец не переносит его, считает плебеем, он - сводный, от горничной.
Дядя Вилли сейчас крупная фигура в рейхе.
Отец мечтает о технической власти, как его братец о мировом господстве.
Это не одно и то же.
Он не очень симпатизирует фашизму, но он хочет навязать свою волю.
Радиотехническая фирма " Рудольф Шварцкопф" - вот его цель.
Он технократ. - И фантазер.
Ты когда зайдешь к отцу? - Надо кое над чем поломать голову.
Инженер любит чистую работу. - А почему только к отцу?
Меня долго не будет. - Гонки? - Пробег.
Передайте господину инженеру. - Это Вы, господин Вайс?
Инженер стал бы сердиться, если бы я эту работу отложил до утра.
Да, судьба. - Похищены часы, бумажник, кольцо.
Это не ограбление. - Смерть наступила от отравления.
Возмездие ослушнику и предупреждение колеблющимся.
Инженер убит из пистолета, не пулей. Ампула с ядом.
Буквально накануне он стал советским подданным и преступники это знали.
Я долго ходил без работы до того, как устроился в автомастерскую, гражданин следователь. - Что ты заладил!
Я такой же рабочий, как и ты. Меня прислала партийная организация.
Не хочешь помочь следствию, а ведь убит твой соотечественник.
Латыши после советизации изменили отношение к немцам.
Почему я должен ждать машину, а не машина меня?
Извините, господин Папке. У меня большие неприятности.
Меня допрашивали в НКВД.
Им нужен преступник немец. Ты - немец. В гавань.
Я Вас, как общественное лицо немецкого объединения, прошу - защитите меня, если потребуется. - Ничего не потребуется.
Ты - рабочий, а рабочего они не станут трогать. Ты все еще раздумываешь?
Теперь я решил ехать. - Почему теперь, а не раньше?
Я думал, что у меня здесь будет больше перспектив, чем на Родине.
Хозяин мне оставил автомастерскую. Теперь ясно - мастерскую конфискуют.
Ты решил, но это не означает, что ты уедешь на Родину.
Я этого не решил, но я решу, если репатриируется Генрих Шварцкопф.
А чтобы он уехал в Германию, ему нужно знать, что также собирался поступить его отец. Ты скажешь об этом Генриху.
Инженер незадолго до гибели прислал мне письмо.
Может лучше показать ему письмо? - Скажешь Генриху, что у меня есть письмо.
Слушаюсь.
Я тебе доверяю. Инженера убили агенты НКВД.
Он был нужен большевикам.
Специалист, понимающий в технике, в военной связи.
Когда они узнали, что он собирается уехать - убили его.
Теперь наш долг вернуть Родине сына Шварцкопфа.
Возможно ты прав.
Ты тоже готов репатриироваться? - Если господин Папке оформит мой отъезд.
Папке сделает все, что я ему прикажу. Не смог уберечь отца.
Откуда он мог знать, что замышляет НКВД?
Теперь он проявляет заботу о моем отъезде, гестаповец.
У тебя странное впечатление о деятельности гестапо.
Ты изменился, Иоганн.
Если рейху необходимо, чтобы немцы вернулись в Германию, надо делать то, что нужно рейху.
А кроме идеи? Ты что, рассчитываешь в рейхе на блестящие перспективы?
Нет, едешь ты, единственный близкий мне человек.
Я скажу дяде, он сунет тебя, где тебе будет потеплее. Не унывай.
Добрый день. Что вам угодно? - Я хотел бы сдать в ремонт велосипед.
К сожалению, мастерская закрывается.
Извините, Ваше лицо... Хотя вы слишком молоды.
Не мог ли я знать Вашего отца? Он медик?
Фельдшер. - Где он сейчас? - Умер.
Давно? - В 23-м году.
Где же его похоронили? - Он умер от тифа.
В целях борьбы с эпидемией трупы умерших сжигали.
Вы помните своего отца? Я помню его очень хорошо.
Страстный был курильщик. Вот только запамятовал, что... трубку...
Мой отец внушал мне, что табак вреден для здоровья. Мой отец не курил.
Возможно... Который теперь час?
Без семи.
Точнее?
Без семи... На Ваших?
Тоже самое. Пройдемся?
Я весь к Вашим услугам. Можете называть меня Бруно.
Вы не забыли, что я не мешал вам ухаживать за своей дочерью?
Она прихрамывала на левую ногу, в детстве неудачно спрыгнув с дерева.
Вы были готовы считать меня своим зятем, если бы Берта не умерла.
Еще что-нибудь рассказать? - Не сердитесь. Я ведь старше Вас.
Дело не в звании. Не помешает перед первым стартом.
Дождь. Это мне противопоказано.
Мне все противопоказано, если слушать медиков.
Вы правы, Ваш отец не курил. Ни на одной фотографии фельдшер
Макс Вайс не изображен ни с трубкой, ни с сигаретой во рту.
Укроемся?
По Риге у Вас все хорошо. Все в порядке.
Рассчитывая использовать Вилли Шварцкопфа, вы психологически правы, но у Вас есть конкурент - Папке.
Если он захочет откусить кусок побольше, обратите на него внимание.
Морские прогулки ночью, в шторм, не одобряю.
А если бы не дай Бог... - Виноват.
Я, очевидно, буду избавлен от строевой службы в Германии, наши врачи это единодушно утверждают.
Я бы не возражал, это облегчит нам возможность увидеться.
Я сам найду Вас.
Для профилактики. Советую на будущее.
Пожелаю вам тепленького местечка в германской разведке, в Абвере.
Вживаться, вживаться.
Нужен Иоганн Вайс, не нужен еще долго будет Александр Белов.
Спокойствие! Тишина! Ахтунг!
Все следуют в центральный пункт переселения.
Выход запрещен! Регистрация! Новые документы! Поздравляю с прибытием!
Родина! Народ! Фюрер!
Я думал, что обниму и своего брата, но... Я рад тебя видеть, мой мальчик.
Мой племянник! Я сдержал слово. Встретил на новой границе Германии.
Они там в Латвии и не подозревают, как она стала к ним близка.
На место! - Генрих там.
Польша - пройденный этап. Бедный Рудольф, он понимал в радиотехнике и почти ничего в других областях человеческой мысли.
Дядя Вилли, вот это тот самый Иоганн. - Я слышал о тебе.
За твои услуги моему покойному брату и нашей семье.
Если тебе что-нибудь понадобится найди меня после проверки. вы разрешите, дядя?
Сама судьба указывает нам путь дальше, на восток.
Господин офицер, я не женат. - Тебе нужно мое благословение?
Господин Папке говорил, что это несолидно в моем возрасте.
Это не может мне помешать найти хорошее место?
Еще один по твоей линии, Шульц. Шофер.
Просит найти ему девку, чтобы начать немедленно плодить солдат для фюрера.
Видишь этих парней? Все шоферы, имеют солидные рекомендации.
И все мечтают о рейхе, мало охотников оставаться здесь, в Польше, а место у меня в гараже одно, так что...
Надеюсь, все в порядке?
Благодарю Вас, унтершарфюрер. - Пустое.
Вещь высокого класса, я вижу. - Я очень рад, что ты пришел.
Подарок дяди. Данные изумительные.
Ты готов, Генрих? - Да, дядя Вилли.
А, ты.
Да.
Я вам очень признателен. - Успеха тебе... желаю.
Ты со мной, Генрих? - С Вашего позволения... нет.
Вы разрешите? - Твоя же машина.
Простите, штандартенфюрер. - Да?
У меня есть возможность получить место в гараже, Ваше слово...
Ты хочешь служить в гараже шофером.
Говорит штандартенфюрер Шварцкопф. Как зовут? Иоганн Вайс.
Он будет служить у Вас шофером. - Иоганн Вайс - шофером.
Стр. 1 | Дальше>>