Не надо бравировать. Смерть - единственное, с чем следует считаться.
Это отвлеченное суждение. вы склонны к банальностям.
Смерть за Родину - чего уж банальней.
Вы можете избежать этой банальности, когда мы будем допрашивать вас.
вы верите в загробную жизнь? - Когда наши будут допрашивать вас.
Не теряйте времени. - А стоит ли? Подумайте.
Я могу сохранить вам жизнь, даже если вы не сообщите ничего существенного.
Для чего?
Допустим у меня сегодня хорошее настроение и я не хочу омрачать его.
Двадцать минут прошло. - Не спешите. Еще коньяк, сигареты.
Посошок.
Вы наивны. Полагаете, мы вам дадим умереть героем.
Протокол Вашего допроса уже соответственным образом заполнен, а внизу воспроизведен Ваш автограф. Даю вам еще 10 минут.
Подумайте о Вашей семье.
Ты идиот, Герлах! Нервы гуляют?
Репутация этого офицера на Родине, видимо, кристально чиста.
Шантажировать его не имело смысла.
Ваше предложение оказалось нецелесообразно, майор Штейнглиц.
Пойман Фаза.
Уберите и догоняйте нас.
Поистине неуловимы оттенки души человеческой.
Как говорят русские, не знаешь, где потеряешь, где найдешь.
Я скуп на похвалы, но безукоризненно действует ваш инвалид, Гвоздь.
Положено начало нашей агентуре в индустриальном сердце России.
Фазу взяли в расположении фронтовых частей, когда загнали на крышу, отстреливался до последнего патрона.
А потом прыгнул, как с трамплина - ласточкой. Идиот.
Медики поработали, дышит. - Что это? Истерия? Отчаяние?
Страх перед наказанием за побег?
Списки, где списки?
Это вы хорошо придумали: воспользоваться знакомством с советником фон Рюгге.
Я старался произвести самое лучшее впечатление на русскую.
Первая ласточка из Берлина уже здесь.
Ангелика, здравствуйте.
Мы показывали фройляйн женское отделение нашей школы.
Удивительную тупость проявили эти девицы в самых элементарных приемах, которые необходимы разведчице.
Может поделитесь со мной своими знаниями в этой области?
Я постараюсь быть достойным учеником. - Для этого вам нужно стать моим врагом.
Убедите шефа создать школу из девиц, обладающих подобными талантами, и мы все станем кадетами в этой школе.
Герр Лансдорф говорит о принципе подготовки женской агентуры.
Ибо сильная сторона женщины в ее умении воздействовать на слабости мужчины.
Бабы-агентки!
Если бы фройляйн стала нашим врагом, я бы не устоял. И мой ученик тоже.
Как выяснилось сегодня, в женской школе, у него иной вкус.
Какое Ваше самое страстное желание? - Присутствовать при казни.
Работать с русской агентурой, все равно, что травить зайца волчьей стаей.
Не знаешь, на кого волки могут броситься: то ли на зайца, то ли на тебя.
Не понимаю Вас. - У меня просто паршивое настроение.
Посланец рейхсфюрера запаздывает. Музыку.
Я думаю, присутствие этих господ здесь необязательно.
Племянник штандартенфюрера. - Плевать! Даже, если рейхсфюрера.
Генрих! Откуда ты?
Знакомьтесь, мой друг из Риги. - Господин Лансдорф.
Честь имею. Генрих Шварцкопф. вы получили депешу из Берлина?
Особоуполномоченный рейхсфюрера Вилли Шварцкопф проехал прямо в штаб.
Мы поговорим с Вами позже, обо всем, господин Лансдорф.
И последний вопрос. Судя по вашему донесению, в индустриальном центре противника успешно действует наша агентурная ячейка.
Возглавляет ее Гвоздь, человек с ампутированной вами ногой.
Агентура дает информацию, что броня советских танков подобна скорлупе орехов.
Но наши моторизованные части свидетельствуют обратное.
Мы несем огромные потери. За чей счет прикажете их отнести?
Я Вас утомил, господин Лансдорф? - Готов быть вам полезным.
События действительно загадочные. - Наши рассуждают так:
"Русские разработали примитивную технологию своих танков в соответствии с предполагаемой потерей рудных баз.
Наши армии не дошли до намеченных рубежей.
Тут вина не агентуры, а, выходит, генералитета вермахта.
Ты стал большим человеком. - Нужно вспрыснуть наше встречу.
Или ты по-прежнему предпочитаешь коньяку пиво, а пиву - воду?
Что у вас там произошло с курсантом Фазой?
Измена бывшего курсанта Фазы пятном ложится на нашу школу.
Инструктора Вайса.
Вначале я не располагал данными, компрометирующими курсанта Фазу.
Капитан фон Дитрих приказал мне следить за ним.
Мое мнение резко изменилось. Я получил донос от курсанта Синицы.
И в письменном виде доложил заместителю начальника школы.
Рапорт находится у него в столе.
Принесите папку из кабинета обер-лейтенанта Герлаха.
Не знаю, почему моя информация осталась без внимания?
Вы свободны. Временно.
Я был рад познакомиться со столь авторитетным человеком, как Вы.
Мы проанализируем ваши объяснения. Мой племянник останется здесь.
Надеюсь, твои собутыльники в Берлине как-нибудь переживут эту утрату?
Это будет полезно и для Абвера и для гестапо.
Он будет иметь возможность информировать обо всех ваших трудностях.
В конце концов, мы делаем общее дело! Надеюсь, я Вас не очень обременю?
Это свидетельство высокого доверия, господин штандартенфюрер!
Мы - Шварцкопфы, не забывай, мой мальчик. Хайль Гитлер!
Надеюсь, унтер-офицер не пострадает за свою искренность?
Я самого лучшего мнения об унтер-офицере Вайсе.
Головные, езжайте, штандартенфюрер ждет.
Не хотите подышать воздухом, Ангелика? - Нет, я предпочитаю сидеть в замке.
Фройляйн права, трудные места. - Партизаны? - Бандиты.
У Вас хорошо идут дела, Вайс. - С Вашей легкой руки.
Неужели помните? - Я готов искупить вину.
Костлявые ключицы фройляйн Ангелики не волнуют меня.
Хотя начальник школы Герд другого мнения.
Вайс, низший чин приносит в жертву невиновного офицера, спасая жизнь своих начальников, ты, оказывается, не простой пруссачок.
Как наша русская? - Повязки с рук сняты.
Ведет себя, как и подобает дочери генерала. Но психически еще не уравновешена.
Может попробовать сильные дозы снотворного?
Вы меня заменяете медицинским препаратом?
Делайте все, что находите нужным. Она нам скоро понадобится.
Врачи еще обеспокоены Вашим состоянием.
Командование не знает о Вашей болезни. Не знает ничего, кроме того, что вы решились помочь германской армии, чтобы отомстить за своего невинно уничтоженного коммунистами отца.
А больше вы мне ничего не хотите сказать?
Хочу, но не скажу. Не могу, не имею права.
Кофе? -Я спешу.
Вы улыбаетесь?.. Боже мой, дитя.
Я начала брать у Ольги уроки русского языка. Интересно, но очень трудно.
Это мне посоветовал мой Алоиз. - Странные рецепты дает Ваш супруг.
Достаточно жестов, чтобы изъясняться с русской прислугой.
Думаю, мое командование сумеет оценить Ваши услуги.
Что может сделать для меня ваше высокое командование?
Хотя... Арестуйте всех юных красоток, чтобы мой Алоиз всегда был дома.
Господин Хаген. Пожалуйста в машину.
Ты что, обалдел?
Не знаю. Уйду к партизанам. Не могу я больше.
А Эльза может?
Прикажи - перекинусь на ту сторону, явлюсь в трибунал.
Я тебя здесь расстреляю, без трибунала!
Ваш дом, господин Алоиз Хаген.
Лансдорф просит племянника штандартенфюрера к себе в штаб.
Я думаю, дорога от резиденции Генриха Шварцкопфа до нашего штаба подходит для заставы польских партизан? - Да, конечно.
Зачем я им понадобился? - Может дядя тебя отзывает?
Я был в Берлине целые сутки. - Считай, что не был. Я покажу тебе Берлин.
Когда война кончится? - Тебе что, не терпится?
С тобой не хочется расставаться. - Мне тоже, старина.
Заверни, я пропущу стаканчик. - Не могу. Приказ: немедленно привезти.
Голову!
Пропуск! - Ловите партизан, они у вас под носом!
Порядок есть порядок...
Поздравляю, вы совершили подвиг. - Подвиг?
Немецкий офицер на дорогах Польши без охраны - подвиг!
Герр Лансдорф, я хочу просить, чтобы Иоганн Вайс был отмечен Вами.
Он спас мне жизнь.
Гиммлер обещал очистить территорию от поляков и до сих пор не очистил.
Теперь вы имели возможность убедиться, в каких условиях мы работаем.
Я сегодня беседовал с Вашим дядей по телефону.
Позволил себе преувеличить достоинства его племянника, чтобы укрепить нашу дружбу.
Вы знаете, какую должность занимает Зонненберг?
Бригаденфюрер СС.
Он ведает политической загранразведкой.
Ему нужен офицер для личных поручений. Он решил подобрать его в моем аппарате
Иоганн Вайс - лучшую кандидатуру трудно отыскать.
Принять решение я буду иметь возможность несколько позже.
Капитан Дитрих здесь?
Добрый день, ясновельможный пан. Мои гранаты Вас не задели?
Я не хочу, чтоб он это слышал. вы ему поручили покушение на Генриха?
Оригинальная мысль: племянник штандартенфюрера, сподвижник Гиммлера, карательные экспедиции, расстрелянные виновники, которые вами уже пойманы, а что было бы со мной?