Мы будем жить в маленьком домике.
Я... Вот.
Занятная бабенка. Я бы не прочь пообъясняться с ней на ощупь.
Ничего, он у меня еще попляшет. Я этого гада прямо в гестапо спроважу.
Я иду в штаб, подам рапорт.
Густав передал мне Ваше письмо, только не надо было заклеивать.
У меня к вам просьба. Я хочу сохранить место за отцом.
Вы не могли бы, пока он на гауптвахте, подметать территорию, топить котел?
Пожалуйста, к Вашим услугам.
Я могла бы приказать Густаву, но он ленив, я не могу ему доверить.
Благодарю Вас за любезность.
Сволочи. Я же и виноват.
Справляетесь? - Так точно.
Душная ночь.
Женат? - Помолвлен.
Она сейчас наверняка отбывает трудовую повинность?
Как все женщины.
Когда проработаешь 20 часов, а потом идешь не домой, а в казарму, все равно пустишь кого-нибудь под одеяло. - Моя не такая.
Я тоже была не такая. - У Вас свое хозяйство?
Нет. Мы с отцом работали на птицеферме. Она принадлежит Гиммлеру.
Хорошо платили? - Не очень.
Однажды отец унес немного орехов, которыми откармливают индюшек, он хотел их завернуть в серебряную бумагу и повесить на елку.
Рождество встречали без отца. - вы угадали.
Его избил управляющий, с тех пор он и оглох.
Ничего, скоро мне дадут землю и мы с отцом заведем свою птицеферму.
На это можно рассчитывать? - Конечно. Каждый получит свой кусок.
Я - член партии.
Вступила еще до того, как мы стали хозяевами Европы.
А где предполагаете получить? - Многие поговаривают об Украине, а я хочу здесь, в Польше.
Говорят, в России суровые зимы, надо укреплять птичники.
Фройляйн, присаживайтесь. Жалко, такие красивые ноги.
Да, когда я работала на ферме, у меня ноги были, как две палки, а теперь они как у настоящей дамы. - Здесь недурно кормят.
Хотите шнапсу? - Не сейчас.
Я дежурю до утра.
Интересуетесь? - Здравствуйте.
Красиво? - Хорошие псы у Вас.
Толковый пес может нести службу, как солдат.
Любите собак? - Да. - Могу подарить щенка. Недорого.
Бракованных много, а с хорошим экземпляром стало труднее.
Собак требуется все больше. Пленных вот-вот здорово прибавится.
В таких шубах им сибирский мороз не страшен.
Точнее держать!
А я не выношу холода.
Ничего, Рождество ты будешь встречать дома, в тепле. - Безусловно.
Нет, нет, это подарок фройляйн.
Они здесь вроде, как на карантине для исправления. Дай курнуть.
Скрыли от Канариса, что ждут ребенка, но Канарис узнал об этом.
Ей сделали операцию. Ребенка, как не было.
Вайс, вам пришло письмо. Получили? - Нет.
Можете взять, оно лежит в штабе.
Они психовали вначале, хотели отравиться газом.
А потом успокоились.
Все правильно, какой из нее работник с ребенком.
А мы не можем терять нужные кадры.
Моя старуха идет.
Завтра выезд в полном боевом, а я еще не зарядил аккумулятор.
Не радуйтесь, не от невесты. Я прочла.
Это от моей хозяйки - фрау Дитмар. - вы мастер.
Скоро это не будет иметь никакого значения.
Германия получит такое количество иностранных рабочих, что нам с вами только останется командовать, фройляйн.
Да, мы немцы - нация господ.
Ваш папа не учел этого, когда брал орехи, предназначенные для индюшек.
Но скоро он сможет сам так же наказать батрака.
Вы меня очень выручили. Отец скоро возвращается.
Сгоряча крикнула, чтобы посадили.
Гауптвахта - отдых для Вашего отца.
Я тут немного покрутился и то понял, как это тяжело. Мыть машины.
Подкрашивать, посыпать дорожки песком. Разметать.
Мы с фрау Дитмар дорожки битым кирпичом укладывали.
Все лето - как новенькие.
Я знаю, у господина Гиммлера тоже такое было.
Это стоящее дело - битый кирпич. Здесь, на окраине Варшавы, завались его.
Мне неудобно Вас утруждать, но когда вернется отец, мне бы хотелось...
Щебенки привезти? - Если вы так любезны.
Тогда возьмете грузовик. А потом мы выпьем шнапсу.
Когда вы будете совсем одна? - Пойду оформлять вам пропуск в город.
Я буду ждать Вас. - Слово солдата, фройляйн.
Ты не стратег, у тебя мужицкий ум. - Это так.
И весь ваш отдел не стратеги - все разведчики!
Кто распространял версию, что наш кулак на востоке - это только маскировка удара по западу? Я - капитан фон Дитрих.
Наш отдел, контрразведчики.
Иначе как объяснить сосредоточение наших войск на советской границе?
Детский лепет. Примитив.
Никто не поверил.
Дезинформация должны быть примитивной, как рисунок дикаря. Поверили!
Ты читал вчерашнее сообщение ТАСС? Они полагают, что мы не порвем пакт.
И наш удар примут как провокацию, и только! - Только!
Да! Фюрер исходит из того, что в России не закончено перевооружение армий.
Кроме того, у них убраны первоклассные военоначальники.
Мы соблюдаем приличия в международных обязательствах?
А зачем? - Молодец! Сила и мораль - несовместимы.
Сейчас я разденусь догола. Оставлю только фуражку, выйду и буду производить строевые занятия.
И уверяю тебя, ни одна свинья не посмеет удивиться.
Моя любимая пластинка! Черт с ней! Это прошлое.
Какое сегодня число? - 15-е, господин капитан.
16-е, 17-е... Всего семь дней.
Это кто? Твой денщик? - Мой шофер.
Все равно, пей! - Можешь.
"Барбаросса" - это высшее достижение немецкого гения, Аксель!
Ты осел, Аксель. Мы влезаем в войну, победа в которой принесет только полное уничтожение. Полное!
В 24 часа, здесь. С запасом горючего. Свои вещи тоже. Все!
Далеко собрался, Вайс? - В город.
Сигарет прихвати. - Ладно.
Вполне.
А я как и предполагал - запасной полк, хозяйственная канцелярия.
Трое суток отпуску за служебное рвение. Наши были у тебя дома. Все в порядке.
Отец, мать живы, здоровы, тебе того же желают.
Акклиматизация твоя прошла нормально. Так руководство считает.
Папке обезврежен. Сведения получены, проверены.
Неплохая работа.
Война начнется - не рыпаться.
Сколько у нас до нее времени? - Шесть дней.
Двадцать второго.
Кто сообщит? - Сообщат.
На будущее запомни: никакой резкой инициативы.
Рискнуть, чем? Собой? Но тем самым подвергнуть риску задание.
Цель которого тебе, да и мне, пока неизвестна. Сверхглупо.
Что бы ни было - вживаться.
Самому с себя содрать шкуру, вывернуть наизнанку, снова напялить и улыбаться. Такая работа.
Эх, Россия, была и нет. А я все-таки хухрик.
Что это по-русски "хухрик" ? - Вот те, которые поумнее, сидят в Берлине и сочиняют контрреволюции, а тех, кто попроще, швыряют.
А гестаповцев разве забрасывают? Я ветеран наци. Это справедливо, Вайс?
Я не слышал это, господин Хакке. - Я тебя пощупал, понял?
Ну и что? - Ничего. Сойдешь за ангелочка.
Только никто не будет знать, как ты с петлей на шее захочешь проорать:
"Хайль Гитлер!" - А ты где будешь в этот момент?
Вот она, родная. Говорят мгновенно: сглотнул и капут.
Кто говорит? Кто пробовал?
Правильно. Но все ж таки химия.
Юде!
Держи, Чарли!
Теперь Вы, мадам.
Два, Николь, два!
Стол специально для Вас. - Очень хорошо.
Что фрау желает? - Вино. Белое.
Зиг! Хайль!
Фройляйн Николь... - Что вам угодно?
Я... восхищен Вами.
Господин ефрейтор, вам родители говорили, что входить, не постучав, неприлично?
Я готов постучать хоть 16 раз. - Николь!
Проводите господина ефрейтора к Полонскому.
Пан Полонский, вчера водопровод не работал и пиво было крепче.
Сегодня тоже не работает. - Откуда же столько воды?
То не вода, пан, то мои слезы.
Выполняем циркуляр фюрера о поддержании в народе хорошего настроения.
Думаю, для нас будет наиболее подходящей крышей.
Вы за мной... Артистка... Какие могут быть церемонии, правда ведь?
Я - Эльза Вольф. Мать - полька, отец, конечно, немец - погиб.