В основном в азбуке Морзе. Стукач.
Среди них есть способные ребята? - Есть. Фаза. Великолепный парень.
Как будто ему в гитлерюгенде вколачивали каким должен быть немец.
Такие орлы были у нас в штурмовиках, идейный.
Почему на путях таился? - Я не таился. вы ко мне по-человечески.
Это особисты окруженцев сразу того, а вы опыт на шпионах имеете, вам чистого от нечистого отличить сам Бог велел.
А оружие у тебя нашли? - Носил для самообороны, защищаться от тех, за кого вы меня принимаете.
Ты ведь эшелон с людьми должен подорвать?
Господи, да откуда у вас такие неверные сведения?
Сам говорил. - Когда? - В бараке.
Курсант Гвоздь, вы должны пользоваться уликами, полученными при задержании, а Вы, Синица, не исключайте возможности провокационных вопросов.
Так я раскаявшегося играю, а он против меня местный материал сует.
Найдите контраргументы. Продолжайте работать.
Кто в лагере на своих доносил? - Кто? Ты.
Допрашиваемый лишен права задавать вопросы следователю.
Отставить!
В карцер. Обоих. - А меня-то за что?
Выдержки не проявили. Продолжайте заниматься.
Так он по-настоящему, изо всей силы.
В женском отделении произошло нечто прискорбное.
Курсантка ранила офицера СС. Офицер хотел лишить ее иллюзии.
Нехорошо, неприлично.
Я не знал, что у нас пансион благородных девиц.
Уличные профессионалки - самая надежная агентура.
Какие приметы у осла? - Уши.
Это ослиные рассуждения, майор Штейнглиц.
Ефрейтор воспитаннее некоторых офицеров.
Я не сторонник пессимизма Штейнглица.
Среди завербованных есть экземпляры, способные стать крупными агентами.
Отбросы. Среди них нет людей, занимавших на родине приличное положение.
А ты знаешь, что эта курсантка дочь генерала?
Я ценю ваши усилия, я понимаю ваши трудности.
Эта курсантка вскрыла себе вены.
Ее вернули к жизни, для того, чтобы торжественно расстрелять.
Я не сторонник эффектных церемоний. Это работа на публику.
Мы овладели всеми формами государственного послушания, но нам не хватает артистизма, некоторых черт реалистической фантазии.
Я решил: необходим человек, который вернет объекту иллюзии, вдохновит объект на работу.
Таким человеком может быть ваш воспитанник, господа.
Сопровождать дочь генерала должен не ефрейтор, а унтер-офицер.
Есть жалобы, претензии? - Нет.
Эти свободны. - Идите, девочки.
Нюрка - мастер-уникум. В гестапо таких не имеется.
С обыкновенным сыромятным ремешком - виртуоз.
Мы, русские, модерна не признаем, порем, как деды и прадеды.
Это она сама, утюгом.
Нарочно рожу испортила, чтоб к офицерам не вызывали, чтобы мы за нее отдувались.
Ваша фамилия? - А у меня нет фамилии.
Кличка " Штырь" .
Мы полагали давать клички по названию цветов. Командование не одобрило.
Кличка " Спица" .
Я хотел бы побеседовать с курсанткой Спицей.
Ее переоденут, мы это делаем в особых случаях. - В каких?
Когда кто-нибудь из приезжающих имеет желание побеседовать.
Белье им выдается солдатское, но мы разрешаем обрезать кальсоны.
А из обрезков они шьют великолепные лифчики.
Как Вас зовут? - Ольга.
Есть разница между моей школой и публичным домом.
Вы можете подтвердить письменно безобразное поведение офицера СС.
Я готов написать.
А что будет с офицером? - На фронт пошлют, проветриться.
Не одолеть девчонку. Позор! Вас ждал суровый приговор..
Но Вы, капитан Зеленко-Ауфбаум, и Вы, полковник Сорокин, произвели на меня приятное впечатление. - Значит, я могу считать себя...
Можете... Кем угодно, но если если еще кто-нибудь узнает...
Пожалуйста, на переднее сиденье.
Мне не нравится Ваше платье, я прикажу выдать другое.
Мне можно приказывать. Гестапо. - Не имею чести. Унтер-офицер Абвера.
Цвет пива такой, как кудри пани. Надеюсь, вам у нас понравится.
Как здоровье герр Лансдорфа? - Отлично.
Прошу Вас. - Хаген Алоиз.
Не могу найти комплиментов, пани. - Я русская. - О, пардон.
Простите. Буквально несколько минут. - вы оставляете меня под охраной?
Герр Хаген очень приличный пан. - Пан Полонский, давайте карты.
Простая игра, проигрыш - поцелуй.
Генерал был арестован в 37-м. Ольга осталась без отца.
Ее в свою семью взял полковой комиссар, некий Александров.
Интересно, а вы не боитесь, что это ловушка?
Попросите проверить все, и как можно скорее.
Зубов устроился. - Кто она?
Вдова оберфюрера СС. - Отлично.
Познакомила его с приятелями мужа. Те устроили его на хорошую работу.
Командует теперь полувоенной строительной частью. Большой делец.
Отвратительная баба. Привязалась к нему, как кошка.
Забирай свою эту. Цела и невредима.
Переквалифицировался я. Блатмейстер.
Я думал у них с этим делом порядок, оказывается, как везде, тянут все.
Настоящие? - А как же? Взятки.
Смотри, чтоб фальшивых не подсунули. - На черта мне эти камни?
На такой камень в лагере человека можно обменять, а то и двух.
Шахту мы затопили с Яношем, с венгром этим.
Все. Когда нужно будет, я тебя вызову.
И береги себя, чтобы мадам второй раз не овдовела.
Она немка? - Кто? - Та, в варьете, в Варшаве.
Фольксдойч, к сожалению. Но я надеюсь на Вашу порядочность.
Хотите осмотреть город? -Зачем?
Может есть желание посетить магазины? Музей, ресторан?
Я никуда не пойду.
Вы согласились сотрудничать с нами, а ведете себя странно с немецким офицером.
вы ведь только унтер. - Я в курсе Ваших дел.
Поехали. - Куда? - вы же хотели в ресторан.
Не смотрите на меня так. Могут подумать, что вы моя любовница и за что-то сердитесь на меня.
Боже, какая порядочность. Мне больше нравится гестапо.
Не понимаю Вас. - По крайней мере, там не притворяются.
Я думаю, нам здесь будет удобнее.
Часто вам приходится выполнять такие поручения? - Какие?
Внушать таким, как я, будто среди таких, как Вы, есть приличные люди.
вы же знаете мою скромную миссию. - Психологический обыск?
А вы думали Ваше желание сотрудничать с нами настолько неоригинально, что не вызовет интереса немецкого командования?
Сейчас мы возвращаемся в Варшаву. вы погостите в одной немецкой семье.
Если вы меня потеряете, Вас на фронт пошлют или расстреляют?
Займите пост.
Чем могу быть полезен? - Господин Хаген, вы не изменили решения?
Разумеется, мы поможем Вашему командованию.
Мой муж всегда очень занят. У них в части митинг, но сегодня он скоро вернется, у нас друзья в гостях.
А где же Ваша спутница? - В машине.
Свободен. - Есть!
Вилла господина Хагена.
Баронесса фон Корф. Фон Рюгге, имперский советник.
Вам необходимо отдохнуть с дороги. Вот Ваша комната.
А унтер-офицеру, я думаю, вы разрешите вернуться к своим обязанностям.
Да, пусть Ваш солдафон проваливает, если вы не возражаете.
А мы придумает что-нибудь такое, не очень скучное.
Теперь, когда русские дали вам пинка под Москвой, вы начинаете ухаживать за дочерьми их генералов. Предусмотрительно.
Вот вы какая... Гордая. Мне это нравится.
Я покажу свой замок. Мы будем играть в карты.
Извините, господин советник, нам нужно кое-что оговорить.
Формальности. Не будем вам мешать.
Речугу я рванул - сплошные цитаты. Всех довел до полного обалдения.
Артист. - Девица твоя - авантюристка, по-моему.
От Эльзы. Больше в тайнике ничего не было.
Бомбардировщик взорвался, слышал?
Всю ночь проколупались... С Кунертом, с немцем этим.
На авиаскладе работает? - Да, он инженер.
А вообще пьешь? - Нет, в картишки только.
Слушай, скажи Эльзе, пускай мне денег даст.
Проигрываю я, у Бригитты брать неудобно. - Скупая?
Да нет, она добрая.
Это будет гениальный способ маскировки, такого еще не было.
Наличие рук позволяет работать, а отсутствие ноги - гарантия того, что агент при поступлении на танковое предприятие не будет подвергнут проверке.
При современной анестезии он даже не испытает боли.
Ваш замысел остроумен и может быть психологически неотразим.
Но я против экстравагантностей, подобных насильственному оперированию.
У военнопленных не детская память.
Агент, став инвалидом, утратит психическую устойчивость и явится с повинной.
А вот если бы несчастный случай... - Да, но это военный завод.
Это, кажется, танковый завод? - Да, и здесь нужен специалист.
Одно дело взрывать мосты, другое - диверсия.
Научим.
Кстати, это уже было.