Из штаба получена радиограмма с приказом выбросить усиленную "тройку" .
Радист Хакке, Синица. Старший группы - Вайс.
Ну, пожелаю.
До вылета час.
Мы в квадрате, ребята.
Допрыгались, голуби.
Они от меня ничего не добьются. Я лучше откушу себе язык.
вы понимаете по-русски? - Да, я русский.
Вас учили, что мы применяем пытки.
Вы готовы вытерпеть все и ничего не сказать.
Только ничего этого не будет. вы - немец, Иоганн Вайс.
Инструктор разведшколы. Это Хакке, тоже немец, инструктор.
Вот он - русский, курсант разведшколы, кличка Синица.
Уведите этих.
Я правильно Вас понял.
Вы хорошо понимаете по-русски?
Товарищ старший политрук, разрешите я дам письменные показания?
Как угодно. Руки дайте сюда.
Цель заброски, кто послал, все, как полагается.
Хайль Гитлер! - Заткните его! Черт!
К господину коменданту! Русский десант!
Отказывается от госпитализации.
В нашей профессии низших благодарят, а платят - высшим.
И платят столько, что одной подобной операции достаточно, чтобы обеспечить себе старость. - Но он еще не думает о старости.
Молодость - это только средство, чтобы обеспечить себе старость.
И ничего больше.
Я рад за тебя.
Это была не только моя идея. Ну, не совсем моя.
Будьте благоразумны, Вайс. вы понимаете, моя честь...
Я знаю, с кем имею дело. О происшедшем я изложил на бумаге и вручил Генриху Шварцкопфу.
В случае любого несчастья с Вайсом или Генрихом, бумага немедленно появится у штандартенфюрера Шварцкопфа Вилли.
Мне сказали, что ты болен. Сердце? - Меня просквозило на аэродроме.
Хакке спятил, слышал? Увезли в психиатрическую.
Ты знаешь, что такое Вальтер Зонненберг? - Конечно.
Сам рейхсфюрер считает его коварство неодолимым и посему держит его при себе, как верного пса.
Донесите рапортом: был высажен советский парашютный десант.
Такого-то числа, в таком-то месте десант был ликвидирован.
А потери как? - Один к трем, обычные потери.
Рапорт должен подписать комендант гарнизона.
вы молодец, Вайс. - Благодарю Вас.
Вы не в постели. вы настоящий солдат.
Подписан приказ о присвоении вам офицерского звания и награждении.
Подвиг, героизм - все это фейерверк. Нет, я не пытаюсь умалить содеянного Вами.
Я хочу внушить вам мысль применить свои силы в ином стиле.
Берлин - это город моей мечты.
Война против большевизма вступила в решающую стадию.
Нынешний 1944 год, несмотря ни на что, будет годом наших военных успехов.
Русским удалось продвинуться к границам Германии.
Но недалек тот день, когда большевики испытают на себе мощь немецкого удара.
Весь мир узнает о силе нашего нового чудо оружия - вундерваффе.
Берлин был, есть и будет столицей великого рейха!
Гений фюрера - гарантия нашей победы! Зиг! Хайль!
Неплохое местечко. Как оно называется?
Меня называют Франц. - Обер-лейтенант Абвера Иоганн Вайс.
Нет обер-лейтенанта, нет Иоганна Вайса. Есть просто Петер Краус.
Всякое терпение имеет предел. Пытками из человека можно выжать все, если только природа не позаботится о нем и вовремя не лишит его рассудка.
Я не собираюсь сдаваться живым.
Черт побери! Феноменально!
В военной разведке были удовлетворены Вашей работой? - Да.
Откуда такая уверенность? - Иначе бы я не был здесь.
Тут вы будете питаться.
Генрих Шварцкопф - Ваш друг? - Он многое сделал для меня.
Мы вместе репатриировались на Родину. Оба из Риги.
Перед русской кампанией? - Да, в 40-м году.
Чем вызвано расположение к вам дяди Генриха?
Думаю, моя работа дала возможность аттестовать меня Вилли Шварцкопфу.
Послушайте, если меня здесь хотят заново пропустить сквозь фильтры...
Я уже не новичок. - Вас приглашает Вилли Шварцкопф.
Кстати, увидитесь с Генрихом. Скоротаете вечерок-другой.
Ведь у Вас в Берлине ни родных, ни знакомых. - К сожалению.
К счастью, для Вашей новой работы.
Ваш адмирал Канарис оказался профаном. Шеф военной разведки!
Третий год воюем и не имеем никаких данных о военном потенциале русских.
Работа Абвера здесь, в Берлине, вызывает более, чем неудовлетворение.
Поэтому не очень афишируйте, что вы занимались Россией.
Что касается ее союзников, то мы получаем информацию, и не от каких-то агентов, а из первых рук, от фирм, которые не порывают связи с нашими концернами.
Как вам понравился Франц?
Этот гувернер на псарне Зонненберга? Хороша штучка?
Когда немецкий народ все отдает фронту, нам приходится следовать духу спартанцев.
Мы с Вами подружимся.
Сам бригаденфюрер Зонненберг пожаловал.
Да, Иоганн Вайс далеко пойдет. Ваш протеже.
Не удивлюсь, если получу приказ явиться к нему в рейхсканцелярию с докладом.
Я тоже.
Вам пойдет черный мундир.
Мог ли предположить мой отец, что в его родовом кабинете эсэсовские выскочки устроят свою явку?
И я, младший фон Зальц, вынужден буду...
Однако он молод...
Если это недостаток, я исправлю его со временем.
и смел. - Виноват.
Бригаденфюрер имеет в виду Ваше поведение не сейчас, а вообще.
У меня есть достойный пример, которому я хотел бы следовать.
К тому же он честен.
Не слишком ли много достоинств для одного человека?
Оберфюрер был удивлен, что вы не рассказали ему о Вашей новой службе.
Разговоры о службе нам категорически запрещены.
Кем? - Содержанием нашей службы.
А вам она нравится? - Я служу рейху.
У нас принято говорить фюреру. - Так точно, мой бригаденфюрер!
Читайте.
Предъявитель имеет право ездить по всем дорогам рейха, пересекать границу в любом месте, въезжать в запретные зоны на любой машине, в гражданской или военной одежде с любыми пассажирами.
Удостоверение действительно только при наличии фотографии.
Ваша фотография, возможно, понадобится для этого документа.
20 июля 1944 года совершено подлое покушение на жизнь нашего любимого Адольфа Гитлера.
Но провидению было угодно сохранить фюрера.
Заговорщики арестованы.
Их ждет суровая кара.
вы что, черт возьми? - Без нервов.
Понятно. Неплохая работа. - Опыт.
А может быть, вы ошиблись? Я - офицер.
У нас генералы иногда рыдают, как дети.
О чем с Вами недавно беседовала одна высокопоставленная персона?
А вы не думаете о возмездии со стороны упомянутой Вами персоны?
Нет. Вряд ли вы теперь Зонненберга будете интересовать.
Вальтер знает, что мы любому развяжем язык.
Зато другая высокопоставленная персона может сделать для Вас все.
Если вы будете с нами откровенны.
Зря молчите. Мы из гестапо. Комментарии излишни.
Освежите в памяти вашу встречу в доме полковника фон Зальца.
Бывшего полковника. Он участник заговора и получит свое.
Хотите избежать его участи - выкладывайте все, Иоганн Вайс, простите Петер Краус.
Вайс, вы тоже здесь?
К сожалению, я не успел застрелиться.
Ангелика Бюхер донесла на меня.
Русским Гитлер нужен как ненавистный символ Германии.
Печально, но мы не смогли лишить их этого символа.
Если бы мы объединились с демократическим фронтом, возможно все было бы иначе. - Нет, я не за такую Германию.
"Да здравствует великая германская империя" - крикну я на эшафоте!
Вам сейчас представится такая возможность.
Бригаденфюрер подробно информирован о Вашем поведении. Вопросы есть?
Я готов продолжать службу. - Просьбы?
Я счастлив видеть Вас, мой бригаденфюрер.
Думаю, рейхсфюрер поддержит мое предложение о награждении Вас железным крестом первого класса. И не сердитесь за суровые испытания.
Трудно найти преданных людей.
Гауптштурмфюрер СС. Предъявитель имеет право ездить по всем дорогам рейха, пересекать границу в любом месте.
Удостоверение действительно только при наличии фотографии.
О твоей преданности Зонненбергу ходят легенды.
Уже! Когда ты только перебесишься и возьмешься за ум?
Идите за оберфюрером.
Прекрасно выглядите, Ангелика. - вы тоже.
Следуйте за бригаденфюрером.
Это Вас расстреливали? - Да, мой фюрер.
Почему же Вас не расстреляли?
Если вы дадите малейший повод, приговор будет приведен в исполнение.
Надеюсь, он не даст нам такого повода, Зонненберг.
О дальнейшей его работе будете докладывать мне лично.
Вы слышали?
Теперь Ваша задача оправдать высокое доверие рейхсфюрера.