Престиж (The Prestige, 2006)

Все цитаты, стр. 2

В вашей телеграмме не сказано, как долго вы планируете у нас остаться.
Сколько бы ни понадобилось.
Завтра мне понадобится экипаж, чтобы подняться в горы.
Вершина горы закрыта для посещений, сэр.
Там проводятся научные эксперименты.
Я знаю.
Поэтому я и приехал.
Боюсь, дальше вам придется идти пешком, сэр.
Опасно! Не входить!
Просто удивительно, как это вы, газетчики совершенно не умеете читать.
Не такого приветствия я ожидал.
А я вас знаю.
Вы Великий Дантон.
Я видел ваше шоу в Лондоне.
Семь раз подряд вы точно угадывали предметы у зрителей в карманах.
Меня зовут Элли. Извините за забор - люди постоянно мешают нашей работе.
Я приехал, чтобы встретиться с Теслой. - Зачем?
Когда-то он сконструировал машину для одного моего коллеги.
вы могли бы устроить мне встречу с ним? - Боюсь, что это невозможно.
Я могу хорошо заплатить.
Простите, мистер Энджер.
Я действительно не могу вам помочь.
Я буду в гостинице... надолго.
Эй, что у меня в руке?
Часы.
Дневник Бордена за третье апреля 1897 года описывает представление в театре "Орфеум".
Тогда мы только-только встретились,
Двое юношей на пороге головокружительной карьеры, посвятившие свою жизнь иллюзиям, и никому не желавшие зла.
Кто из вас, храбрецов, отважится связать эту юную красавицу?
Я! Я!
Свяжите ей запястья... свяжите ноги на лодыжках.
Кто-нибудь из вас случайно не моряк?
Нет. - Нет.
Ну, я думаю, вы все же сумеете завязать крепкий узел.
Он самодовольный, предсказуемый, и скучный.
Милтон добился своего успеха, что бы это ни значило, и теперь он осторожничает. Он боится малейшего риска.
Он растрачивает энтузиазм зрителей на устаревшие...
второсортные фокусы... - Но они имеют успех.
Успех? Чушь! Нужно что-то новое. Он даже "Пойманную Пулю" не осмелится сделать.
"Пойманная Пуля" - это самоубийство.
Достаточно какому-нибудь умнику засунуть пуговицу в ствол.
Можно использовать подсадку. - Ну не для каждого же фокуса.
Мест для зрителей не останется.
Ладно, оставим "Пулю", но смысл в том, что любой настоящий фокусник... пытается изобрести что-то новое.
Такое, что заставит других фокусников озадаченно чесать в затылке.
И тогда ты продашь этот фокус за кучу денег.
Что? - У тебя, полагаю, уже есть такой фокус?
У меня - есть. - Ты его мне не продашь?
Нет. Никто кроме меня не сможет сделать этот фокус.
Любой фокус можно воспроизвести. - Неверно.
Если мистер Борден действительно изобрел новый фокус, он, вероятно, готов его показать.
Милтон, конечно, артист, но Борден прав - он не рискнет замарать руки.
Если хотите узнать, что от человека требует настоящая магия,
Отправляйтесь в Тенли. Там есть один китаец, вот он действительно знает свое дело.
Чун Лин Су. - Мне это не по карману.
Я знаком с привратником.
Отправляйтесь оба на это представление, и тот из вас, кто расскажет мне, как он делает свой фокус с золотой рыбкой, получит приз.
Какой? - Десять минут на сцене, у моего старого друга, мистера Аккермана.
В самом деле? - Кто такой Аккерман?
Лучший театральный агент в Лондоне.
А ты - снова запорол узел, я все видел. - Кажется, я потянула запястье.
Иногда до тебя совсем не доходит, а?
Если узел соскользнет, пока Джулия болтается наверху, она может сломать ногу.
Но это неправильный узел.
Я же говорил, лэнгфордский двойной держит лучше.
Лэнгфордский двойной нельзя использовать под водой, это слишком опасно.
Если веревка разбухнет, она не сможет ее развязать.
Я могу развязать лэнгфордский и под водой. - Она говорит что может, мы бы потренировались...
Борден, он же сказал - "нет". - А, так ты теперь разбираешься в узлах лучше меня?
Слушай меня - больше никаких ошибок.
Ага. Так как? Сможешь? Хочешь поменяться?
Отцепись. - Я так и думал.
Эй, Каттер, откуда он взялся?
А ты сам откуда? Он таскает реквизит у Вирджила в Холле.
А он не сопрет твои фокусы? - Он секретами не торгует.
Откуда ты знаешь? - Я пытался нанять его, чтобы узнать, как Вирджил делает фокус с апельсином.
Я ему не доверяю. - Он же прирожденный фокусник,
Разумеется, ему нельзя доверять.
А по-моему, он ничего.
Ты про всех так думаешь. - Даже про тебя.
А ты следи за собой. Если я вижу, как ты целуешь ногу своей жене каждый вечер,
То же самое могут заметить и в первых рядах.
Ты ошибся. Это же невозможно. - Именно так.
Да ты только посмотри на него. - Вот это и есть фокус.
Вот где настоящее представление. Именно здесь.
Вот почему никто не может разгадать его секрет.
Абсолютная преданность искусству.
Полное самопожертвование.
Понимаешь...
Это единственный путь уйти от всего этого.
Я едва могу тащить эту штуку, а в нее даже вода не налита.
Тем более с рыбкой.
Ну, не знаю. Погоди секунду.
Он, должно быть, силен как бык.
И он притворялся калекой все эти годы?