А Виктор Михайлович где?
— Уехал. — Как уехал?
Я просила его исполнить мою просьбу.
Какую просьбу? Опять секреты? Трифоновна, возьмите это.
Не секреты, а просто просила его самому передать письмо Феде.
Феде? Фёдор Васильевичу?
Да, Феде.
Я думала, что между вами все отношения кончены.
Я не могу расстаться с ним.
Как, опять всё сначала?
Я хотела, я старалась, но я не могу.
Всё, что хотите, но только бы не разлучаться с ним.
— Так что же, ты хочешь вернуть его? — Да.
Опять пустить к себе в дом эту гадину?
Мама, я прошу вас не говорить так про моего мужа.
— Он был муж. — Нет, он теперь мой муж.
Мот, пьяница, развратник, и ты не можешь с ним расстаться?
За что вы меня мучаете? Мне и так тяжело.
А вы точно нарочно хотите...
Я мучаю, Так я уеду. Не могу я видеть этого.
Я вижу, что вы этого хотите, что я вам мешаю. Не могу я жить.
Ничего я в вас не понимаю. Всё это по-новому.
То расстаться решила, потом вдруг выписываешь человека, который в тебя влюблен.
Ничего этого нет.
Каренин делал предложение... и посылаешь его за мужем!
Что это? Чтобы возбудить ревность?
Мама! Это ужасно, что вы говорите. Оставьте меня.
Так!
Мать выгони из дому, а развратного мужа пусти.
Да я не стану ждать. И прощайте, и бог с вами, как хотите, так и делайте!
Дуняша. Дуняша!
Мой чемодан!
И это хорошо!
И это хорошо!
Ай да Настасья Ивановна!
Милый ты мой!
Ну, а теперь "Не вечерняя"!
Нет, постой. Прежде мою, похоронную.
Вот когда я умру... понимаешь, умру, в гробу буду лежать, придут цыгане... так жене завещаю.
И запоют "Шэл мэ вeрсте", так я из гроба вскочу!
Вот что, вот что запиши.
Ну, катай.
— Ну, каково? — Молодец, настоящий цыган.
Ну, теперь "Не вечерняя"!
Фёдор Васильевич! Вас барин спрашивает.
Какой барин?
Не знаю. Одет хорошо. Шуба соболья.
Барарай?..
Ну что же, зови.
Кто это к тебе, сюда?
А чёрт его знает. Кому до меня дело?
А, Виктор!
Вот кого не ждал.
Не ждал.
Федя...
Иди, раздевайся.
Каким ветром тебя сюда занесло?
Ну, садись.