Это мне было противно, может быть не умел, но, главное, было противно.
Второй — разрушать эту пакость; для этого надо быть героем, а я не герой.
Или третье: забыться — пить, гулять, петь.
Вот это самое я и делал. И вот допелся.
Иногда скверно, а иногда ничего.
Скверно, когда денег нет.
— Теперь уж едет со станции. — Кто едет?
— Папа едет. — Папа едет со станции?
Это удивительно, как он его любит, совершенно как своего отца.
Тем лучше. Помнит ли он своего настоящего отца?
Я не говорю ему об отце. Думаю, зачем его путать?
Кто-то с ним — дама в шляпе.
Мама! Я её сто лет не видела.
Виктор!
Ну... Мика!
Мика!
Какой молодец! Только бы не всё наследовал.
— Сердце отцовское. — Но не слабость.
Как он вырос в нашей памяти.
Да... Ну, Виктор, привёз шерсть?
Привёз, привёз!
— О-оп! — Конь!
— На! — Конь...
Вот шерсть, вот одеколон, а вот письма — прошу!
А вот конверт казённый на имя Лизы...
Отдай маме.
Отнеси маме!
Вот!
Ну-с, Анна Павловна, если вам угодно помыться, то я проведу вас.
Мне и самому нужно почиститься, а то сейчас обедать.
Мама! Ведь в нижнюю угловую Анну Павловну?
Мама!
Боже мой! Когда он освободит меня! Виктор! Что это?
Это ужасно. Он жив.
О, как я ненавижу его.
Я не знаю, что я говорю... Ненавижу!
Прошу покорно.
Поверьте, что очень сожалею о необходимости делать вам вопросы, но мы поставлены в необходимость...
Пожалуйста, успокойтесь.
И знайте, что вы можете не отвечать на вопросы.
Только моё мнение, что нам, да и для всех лучше — правда.
— Всегда лучше и даже практичнее и... — Мне нечего скрывать.
Так вот. Ваше имя, звание, исповедание — это всё я записал.
— Так? — Да.
Вы обвиняетесь в том, что вы, зная о том, что ваш муж жив,
— вышли замуж за другого. — Я не знала.
И ещё в том, что уговорили своего мужа, подкупив его деньгами, совершить обман — подобие самоубийства, с тем чтобы освободиться от него.
Всё это неправда.
Так вот позвольте несколько вопросов.
Переслали вы ему в июле прошлого года деньги — тысячу двести рублей?
Деньги эти были его деньги. Они были выручены за его вещи.
И в то время как я рассталась с ним и ждала от него развода, я послала их ему.
Так-с. Очень хорошо.
Деньги эти посланы семнадцатого июля...
То есть за два дня до его исчезновения.
Кажется, что семнадцатого июля. Я не помню.
А почему прекращены были ходатайства в консистории — в то же время, и было отказано адвокату?
Не знаю.