Она дрожит на ветру, как последний лист с умирающего дерева.
Пусть слышит мои шаги...
Она замирает лишь на мгновение.
Закуришь?
Конечно... Спасибо.
Эта вечеринка утомила тебя так же, как и меня?
Я пришёл не на вечеринку.
Я пришёл к тебе.
Я следил за тобой несколько дней.
Ты воплощение мужской мечты.
Главное, что меня зацепило - не только твоё лицо не фигура и не голос а глаза.
Всё, что я в них увидел.
И что же ты увидел в моих глазах?
Безумное спокойствие.
Ты устала бежать.
Ты готова столкнуться с тем, что тебе предназначено.
Но в этот момент ты не хочешь быть одна.
Да...
Я не хочу быть одна.
Ветер прибавляет возбуждения...
Она мягкая, тёплая и почти невесомая.
От запаха её духов у меня наворачиваются слёзы.
Я говорю ей, что всё будет хорошо, что я спасу её от всего, чего она боится, и увезу далеко-далеко...
Я говорю ей, что люблю её.
Глушитель превращает выстрел в шёпот.
Я держу её крепко, пока она не умирает.
Я никогда не узнаю, от чего она бежала.
Я обналичу её чек утром.
ГОРОД ГРЕХОВ Остался всего один час.
Мой последний рабочий день.
Досрочная отставка.
Не я придумал.
Доктор приказал.
По состоянию сердца.
Доктор сказал, стенокардия.
Я натираю свой полицейский жетон, свыкаясь с мыслью, что пора с ним попрощаться.
С ним и тридцатью годами, когда я служил, защищал, видел слёзы, кровь и страх.
Я думаю об улыбке Айлин.
Она сегодня купила у мясника отличный кусок мяса.
Но у меня осталось ещё одно незаконченное дело.
Где-то там, в лапах слюнявого психопата, одна девочка...
Совершенно беспомощная.
Чёрт подери, Хартиган!
Я тебе этого не позволю.
Тебя убьют.
Нас обоих убьют.
Предупреждаю, я тебя не пущу.
Боб, отпусти мой плащ.
Ты и меня заодно загубишь.
Я твой напарник.
Меня тоже могут убить.
И что тогда?
Я вызываю подкрепление.
Конечно, Боб.
Мы подождём.
Конечно, будем сидеть на жопе ровно, пока больной ублюдок потрошит жертву номер четыре.
Четвёртую жертву!
Одиннадцатилетнюю Нэнси Кэллахэн.
Её изнасилуют и разрежут на куски.
А это твоё подкрепление появится как раз к тому моменту, когда Рорк вернётся к своему папочке-сенатору.
Дыши глубже, Хартиган.
Угомонись и подумай.
Шестой десяток разменял.
И сердечко пошаливает.
Ты никого не спасёшь.
Потрясающее отношение, Боб.
Ты просто идеальный полицейский.
Тебя дома ждёт Айлин.
Подумай о ней.
К чёрту, Боб.
Может, ты и прав.
Наконец-то ты дело говоришь, рад слышать.
Отличный способ завязать с напарником.
Отличное начало отставки.
Нэнси Кэллахэн, одиннадцать лет.
Наверняка она уже мертва.
Ты была очень хорошей девочкой, Нэнси.
Очень тихой.
Не бойся.
Очень скоро мы отвезём тебя домой.
Но сперва мы тебя кое с кем познакомим.
Это очень хороший человек.
Я уже на полпути к складу, куда, по словам Уивела, отвезли Нэнси, как вдруг накатывает несварение.
Я молюсь, что оно, а не сердечный приступ.
от такого великолепия я впадаю в депрессию.
Эта машина - предмет моего ярко выраженного воздыхания.
И ради такого дешёвого удовольствия, мистер Шлабб, ты готов рискнуть и навлечь на себя гнев наших хозяев?
Бёрт Шлабб и Дуглас Кламп.
Парочка, выполняющая грязную работу.
Киллеры с манией красноречия.
Этот Ягуар, о котором ты столь тупо воздыхаешь, был оставлен на хранение нам с тобой, но тем не менее, является собственностью сына сенатора Рорка.
Шуметь нельзя.
Надо убрать их по-быстрому.
Малейшая вмятина или царапина - и все вышеперечисленные последствия, о которых я недавно упомянул, без сомнения, падут на нас с тобой.
Переведи дух...
Пусть сердце немного уймётся...
Но оно никак не унимается...
Приди в себя.
Ты нужен ей.
Сваливаем, Бенни.
Пусть они побудут одни.
Им нужно уединение.
Сейчас, Ленни.
Только удостоверюсь, что они поладят.
Только последняя тварь не сможет поладить с такой прелестной девочкой.
Тебе, наверное, сейчас очень страшно...
Но тебе нечего бояться.
Мы с тобой немножко поговорим, только и всего... Только и всего.
Немножко поговорим - только ты и я.
И не надо плакать.
Врач сказал, что такое будет случаться.
Надо принять таблетку.
Теперь можно шуметь.
Теперь можно...
Дыши ровно, старик.
Докажи, что ты ещё на что-то способен.
Какого чёрта?
Уйди красиво.
Он любит, когда они кричат.
Я видел искорёженные личики его жертв.
С распахнутыми ртами и выпученными глазами.
Застывшие в самый страшный миг их жизни.
Тишина.
Или я вовремя, или слишком опоздал.
Стр. 1 | Дальше>>