Извините!
Да-а...
Разумеется, вы будете жить в прекрасных покоях, получать баснословное жалование, и даже, более того, вам обеспечена милость президента и в недалёком будущем профессорские звания - это уж моя забота.
Благословим сильных мира сего!
Они нам более нужны, нежели мы им.
Господин Румовский, что-то я не слышу вашего согласия.
Я... должен подумать.
Я должен испросить совета.
Совета?
У кого?
Ах, может быть, у Ломоносова?
Вот его ходатайство о присвоении профессорского звания господину Лепёхину.
О вас - ни слова!
Идите.
Мне не составит большого труда найти другого учителя.
Я согласен.
Спасибо вам, господин советник.
Ну что вы, это вам спасибо за то, что вы осчастливили господина президента своим согласием.
Так ты, стало быть,
Миша? - Миша.
Миша... как и я.
А ты не Миша!
А кто ж я?
А ты дядька мой - Михайло Васильев Ломоносов.
Правильно.
А ты чей же бушь то?
А я Евсеев сын, Головин.
А мать у меня Марья. Понятно? - Понятно.
"Михаил Головин - младший сын сестры Ломоносова, Марии Васильевны.
Будущий профессор математики, академик."
Настя!
Здесь я, барин. - Возьми племянника, покажь ему мозаичную мастерскую и где телескопы делают.
Поди, поди.
А ну, пошибче давай!
Ишь!
О! Боек малый-то больно, а!
В сестру пошёл!
Племянница твоя,
Матрёна-то, замуж вышла, а всё песни поёт!
Спасибо, мужики, что навестили, что племянника привезли - спасибо.
Я давно сестру просил, но думал - не согласится. - Ну что ж не согласится то?
Пущай науки постигат. Глядишь и барином станет, как и ты!
Барин!
Видно... уж не доведётся побывать мне... в родных краях.
А я там карту нашего Курострова составил по памяти.
Гляньте-ка на столе.
Ну-ка, может чего позабыл?
Да не, складно всё, как есть.
Как живёте-то, мужики?
Как жизнь-то крестьянская... при матушке Екатерине?
Хуже? Лучше?
Да как тебе сказать...
С одной стороны - вроде солнышко пригреват, а с другой стороны - ветер злой холодит.
Торговым и промышленным людям, конечно, способствуют...
Землицу, того и гляди дворяне к рукам приберут.
Рекрутчину у нас ввели...
Тут надысь в соседнем уезде, значит, убили мужики господскую собаку - овец-то их погрызла.
Так барин-то с холопьями деревню их окружил, да и... пожёг всех.
А суд?!
Да что суд?
Дошло до Санкт-Петербурга, до сенату.
Так что с того?
Барин-то как был, так и есть - на кобыле разъезжат.
Барыня Елизавета Андревна просит дорогих гостей к столу откушать.
Не обессудьте, мужики.
Не могу я с вами застолья разделить.
В другой раз.
Чего уж там, Михайло Васильич.
Выздоравливай.
В другой раз.
В другой раз.
"Другого раза не было.
Это была последняя встреча Ломоносова с земляками."
"Мужу знаменитейшему и превосходнейшему, господину Ломоносову славнейшему профессору Санкт-Петербуржской академии шлёт привет Франческа Мария Цанквотти - секретарь Болонского Института наук.
Объявляю Тебе, ученейший выдающийся муж, что академия Болонского Института необычайным согласием всех избрала Тебя своим членом.
Академии известны Твои исключительные и едва ли не божественные заслуги, ибо слава Твоего имени дошла и сюда.
Мы надеемся, что Ты благосклонно примешь это изъявление нашей преданности."
Болония, 9-го апреля 1764 года.
Дозвольте, Михал Васильич, поздравить вас со столь славным и радостным событием!
Благодарю.
Радостно не само избрание Ломоносова, сколь оно и не тешет моё тщеславие.
Радостно, что российскую науку в Европе узнали и признали!
Михайло Васильич!
"Весть об избрании Ломоносова членом Болонской Академии разнеслась по Санкт-Петербургу и достигла двора.
Императрица весьма чувствительно относилась ко всем европейским новостям.
Ломоносов был произведён в статские советники с годовым содержанием в 1875 рублей."
"Блестящий век Екатерины - помпезная ширма, за которой не видны народные страдания.
В недрах России зрело недовольство, которое через годы вырвется наружу стихией Пугачёвского бунта.
Узурпация власти Екатериной давала надежду отчаянным головам свершить новый переворот.
Шлиссельбургская крепость.
Здесь в заточении, цари держали тех, кого более всего опасались.
Безымянный узник под номером 1 - свергнутый Елизаветой император Иоанн Антонович.
Из своих 24-х лет, 23 он провёл в одиночном заключении.
Бывший император не знал грамоты.
Он не видел никого в своей жизни, кроме солдат.
В ночь на 5 июля он проснулся от ружейных выстрелов.
В эту ночь подпоручик Семёновского пехотного полка Яков Мирович предпринял попытку свершить то, что удалось два года назад братьям Орловым.
Подняв взвод солдат, он арестовал коменданта крепости и попытался разоружить караул, приставленный к секретному узнику.
Прежде чем оказать сопротивление, караульные офицеры исполнили тайный приказ Екатерины.
В 1762 году Екатерина избавляется от мужа-императора, в 1764 - от свергнутого23 года назад Иоанна.
"Провидение дало мне ясный знак своей милостью" - писала Екатерина в срочной депеше Панину, -
"давши такой оборот этому предприятию.
Хотя зло и пресечено на корню, однако я боюсь, чтобы в таком большом городе как Санкт-Петербург глухие слухи не наделали бы несчастья."
Судьи спешили.
Подпоручик Мирович был казнён, его солдаты прогнаны сквозь строй и сосланы в дальние гарнизоны.
И всё же столицу будоражили слухи.
То и дело находили на улице подмётные письма с подробностями заговора и политического убийства.
Екатерина искала средства, способные увеличить её популярность в русском обществе.
Капитан Чичагов.
По решению сената он должен был возглавить северную экспедицию на Шпицберген.
Многолетняя борьба Ломоносова увенчалась успехом."
Многое из того, что указано в вашем списке, следует взять в академии.
Подзорные трубы, барометры...
Ну, кое-что изготовим в моей домашней мастерской.
Корабли надёжные, Василий Яковлевич?
Небольшие, числом три.
Для надлежащей прочности я приказал обшить борта сосновыми досками.
Команда?
170 человек. Подбираем людей опытных.
Я бы вам советовал... сверх надлежащего числа матросов взять на каждое судно человек по 10 тросовщиков из поморов, архангельских или мезенских.
Я подумаю.
Бог мой!
Ваше величество!
Простите, Михайло Васильевич, за столь неожиданный визит.
Я узнала на днях, что вы о прошлом лете заезжали ко мне... в Петергоф, и вас... вас не допустили.
Ох уж эти царедворцы!
За их усердие краснеют монархи.
Премного благодарен, ваше императорское величество.
Ваше посещение моего скромного дома - великая честь для меня.
Не знаю - стОю ли я.
И обойдёмся без церемоний.
Перед вами - просто любопытная женщина, которая пришла в дом знаменитого доброго приятеля.
Милости прошу, ваше императорское величество.
Что в сей стОпе исписанных листков?
Поэма?
Или новая трагедия?
Сие есть главный труд моей жизни -
"Система всей физики", но он не окончен и... вряд ли будет...