Нет, не всё.
Хочу предложить на рассмотрение академии проект о составлении обширной российской минералогии.
Сие предприятие затрат не потребует - рудоискателей во всякой деревне довольно.
Только и следует известить их, чтобы они присылали образцы руд в академию, и через 2-3 года у нас составится со всего государства обширная коллекция минералов. Я берусь за составление каталога.
Господину советнику Ломоносову нельзя поручать сие дело, поскольку распоряжением его сиятельства - президента академии графа Разумовского - он отстранён от заведования географическим департаментом.
Как?
Когда последовало сие распоряжение?
31 августа прошлого года, во время вашей болезни.
Кто ж теперь начальствует департаментом?
До... усмотрения впредь - профессор Миллер как историограф.
Но позвольте!
Милостивый государь!
Это вы мне? - Да, вам, милостивый государь!!
Теплов: - Сей тон есть оскорбление, господин советник!!!
А не оскорбление для русского учёного ваши поступки?!
Кто как не вы склонили его светлость отстранить Ломоносова от географического департамента?!
Кто как не вы с господином Таубертом рассчитали сию подлость?!
Указ о моём отстранении выспрошен давно и в запас!
Ежели Ломоносов умрёт, его нужно уничтожить!
А ежели не умрёт?
То обнаружить его и выставить профессора Миллера Ломоносову соперником!
Ведь Миллер ни сном, ни духом не ведал о сем его назначении!
Грубость ваша и самомнение мне издавна известны!
Нам не о чем говорить.
Указ президента обжалованию не подлежит.
Скорее... академию можно отстранить от Ломоносова, нежели Ломоносова - от академии!
вы в этом крепко уверены, господин советник?
Мерзавец ты, Григорий Николаич.
И лишь этим потомкам нашим памятен будешь.
Всего в явном возмущении заводских крестьян
49 тыщ, ваше Величество, а монастырских и помещичьих - до 150 тыщ.
Генералы князь Вяземский и Бибиков докладывают, что не единожды вынуждены были употребить против них оружие и даже до пушек.
Боже, как я желаю, чтобы мой народ пребывал в счастьи и благополучии!
Никита Иванович, в чём причина недовольства?
Ваше императорское Величество, - ничем неограниченная помещичья власть.
Причём неумеренная роскошь заставляет сбирать с крестьян подать и употреблять их в работы, превосходящие силы человеческие.
Что же прикажете делать?
Не лишать же помещиков власти над крестьянами, как мне некогда советовала ваша романтическая племянница Дашкова.
Ограничьте.
Помещик не имеет права требовать от крепостных более 4-х работных дней в неделю.
Однако созданная по моему указу комиссия о вольности дворянской, напротив, добивается для дворян беспредельной власти над крестьянами.
Государыня!
Сию несуразную мысль высказал самый старый член комиссии - граф Бестужев.
Никита Иванович, сколь утомительно мне выслушивать о ваших постоянных раздорах!
Откуда это междоусобное несогласие?
Не сердись, Никита Иванович!
Поговорим о чём-нибудь другом, о приятном - о философии, о пиитике... - О Ломоносове...
Ты несносен!
Неужели это - приятный предмет?
Старинный клеврет моего ненавистника Шувалова.
Я разделяю вашу неприязнь к Ломоносову, но надо что-то решать!
Ваше величество, у вас уже целый год лежит без ответа его прошение об отставке по случаю болезни.
Сам просит!
Я чаю - Ломоносов беден.
Сговорись, Никита Иванович, с гетманом - нельзя ли дать ему пенсион, и мне скажи.
Хорошо.
Я выясню сей предмет через Григория Николаевича Теплова...
И ещё, ваше Величество, надо бы вернуться к вопросу...
"Сходилися ту то и две силы;
Что за шибкия громы гремели,
Что не лютыя звери проревели -
Прогремели чугунные ядры.
И помеж их протекали реки,
Протекали реки, реки кровавыя.
Что и силы полегло - что и сметы нету."
Боже, что есть человек?
Как мог Создатель вложить в него замыслы великие, дух неукротимый, стремление к знаниям высокое, а вместе - интриганство подлое, корыстолюбие жадное, тщеславие мелкое...
И пошто так от веку ведётся - чистый сердцем терпит удары судьбы, а бессовестный нежится в роскоши и почёте.
Пошто?
С кем имею честь?
Коллежский советник Михал Васильич Ломоносов.
Позови-ка, милый, своего командира.
Господин коллежский советник, извольте доложить, с какой целью вы прибыли к её Величеству императрице?
А-ай!
Что вы делаете?!
Как вы смеете?!
"Иван Перфильевич Елагин - историк, поэт, член тайной массонской ложи.
При Елизавете попал в отставку, ныне - действительный статский советник, секретарь императорского кабинета."
Её Величество принять вас не может.
Весьма сожалею.
Постойте, Михайло Васильич.
Со своей стороны могу сообщить приватно, что указ по поводу вашего прошения её Величеством подписан.
Хотите зачитаю?
"Коллежского советника Михайло Ломоносова всемилостивейше пожаловали мы в статские советники и вечную от службы отставку с половинным по смерть его жалованием.
Екатерина."
Затем указ поступит в сенат, где его оформят и перешлют вам, господин Ломоносов.
И - на покой,
Михайло Васильич.
Господа!
Господа, это же Ломоносов!
Я так... я так мечтала увидеть его!
Прошу вас, господин Ломоносов, оказать нам честь и разделить нашу компанию.
Мы все - восторженные поклонники вашей музы.
Господа, господа!
Какие колдовские, божественные строки:
"Открылась бездна, звезд полна; Звездам числа нет, бездне - дна."
Ах, Михайло Васильич! Господа, это - великий гений России!
Поклонитесь ему!
Простите, с кем имею честь?
Княгиня Екатерина Романовна Дашкова.
Вы разрешите как-нибудь навестить вас?
С великой радостью, княгиня!
Однако ныне я покидаю Санкт-Петербург - в деревню еду, поскольку сегодня высочайшим приказом я отстранён от академии.
Прошу прощения, господа, потому, как не могу оставаться с вами далее!
Боже мой, какая чудовищная ошибка!
Господа, я клянусь, что найду способ объяснить государыне всю нелепость случившегося!
Ломоносов один - уже вечность.
Народ Российский не нас - его помянет.
За что?
За что?!
Господи!
За что?
Чем я тебя прогневил?
А-а, ты...
Ваше превосходительство, господин советник!
Спустился с небес?!
Змей!!!
Смотри, любуйся, как горит слава Российская!
Всё погибло...
Всё!
30 томов древней истории Роллена Славного - всё огнь пожрал!
Что смотришь?
Ты выиграл, ты!
Ты - в славе, в богатстве, в чести,
Государыней обласкан!
Тебе виктория досталась!
Виват Ломоносову!
Виват Ломоносову!
Виват Ломоносову!
Виват!
Виват!
Вива-а-а-ат!!!
Вива-а-ат Ломо-но-со-ву-у-у!!!
Прочь!
Прочь, сарацины!
Я жив!
Я жив ещё!
Гений мой огонь пощадил!