Ай, кто те, молодец, Да русы кудри завивал?
Да виноградие красно-зеленое!
Русы кудри завивала Богосужена моя.
Да виноградие красно-зеленое!
Богосужена моя Да Лизаветушка.
Да виноградие красно-зеленое!
Как Михайло господин - Словно светел месяц!
Таусень-таусень!
Его жёнушка - Красно солнышко!
Таусень-таусень!
Его доченька - Ясна звездочка!
Таусень-таусень!
А не дашь пирога - Мы корову - за рога!
А не дашь пышки - Свинью за лодыжки!
А не дашь меду - мы печь пробьем, ушат с медом?? разольем!
И за печь мо-о...
Ааа-ха-ха!
Ванька Барков - я узнал!
Так, а это Федот!
Будут вам, будут и пироги и пышки! Как...
Целый поросёнок будет!
Всё будет!
А ну-ка, откройся!
Румовский!
Господин профессор!
Ха-ха, Румовский!
А это Шубин. - Я.
Ну Лепёхин, ну Иван!
Ну, разбойники молодцы!
Уж мы ходим, мы ходим По Нову-городу,
Уж мы ищем, мы ищем Михаила двор.
Спереди его двора Стоит горничка?? нова.
Как по этой ли в огонь?? И удалый молодец.
Ух! Ух! Ух!"
Господин профессор Браун. - Да?
А бокалы-то на моём столе - моей собственной фабрики!
Самые дорогие бокалы в мире! Вся сенатская ссуда на них ушла.
Весь дом ими завален, никто не берёт!
С праздником, господа!
Двойным праздником, господа!
Наши войска взяли Кольберг!
Граф Румянцев прислал ключи от Кольберга матушке императрице
Ура!
Ура!
Ура!
Ура!
С рождеством, Елизавета Андревна!
С рождеством Христовым!
С Рождеством! - Счастья всем!
Прошу, профессор Браун, угощайтесь!
Ой!
Позвольте пирожка.
А студентам академии художеств улыбаться грешно что-ли, а?
Не слышит!
А тебя, Румовский, надеюсь скоро с адъюнктом поздравить.
Если суждено этому случиться, в том не моя - ваша заслуга, Михал Васильич.
А там, глядишь, и профессором станешь.
А вот Барков с Лепёхиным закончат университет и тоже в адъюнкты выйдут.
Теперь, когда
Тауберт под судом, ничто помехой приращению наук российских быть не может.
Матушка наша - вседержавная императрица, наконец-то вернулась к заботе о своих подданных.
Может быть, скоро привилегии нашего университета подпишет.
Боюсь надеяться на сие!
За здоровье её - всемилостивейшей императрицы нашей
Елизаветы Петровны!
"25-го декабря 1761 года в 4 часа пополудни императрица Елизавета скончалась."
"Со смертью Елизаветы рушились надежды Ломоносова на создание своего Санкт-Петербургского университета, на укрепление его, Ломоносовских, традиций в академии.
Он предвидел торжество своих врагов, новые изнурительные баталии, на которых уже не было ни времени, ни сил.
Новый Зимний дворец.
Гениальный Растрелли построил его для Елизаветы, но его первым обитателем стал её племянник - Пётр III.
Рождённый в Голштинии сын старшей сестры Елизаветы - Анны Петровны и герцога Карла Петра Ульриха, он был по материнской линии внуком Петра Великого, а по отцовской - Карла XII.
Воспитанный в Голштинии, он так и не привык к своему новому отечеству.
Кумиром Петра III всегда был король Пруссии - Фридрих.
Едва придя к власти, новый царь надругался над воинской славой россиян, над памятью её героев и заключил с Пруссией почётный для неё мир.
В зале, как видите, Елизаветинские вельможи -
Воронцов,
Шувалов,
Разумовский.
После 20-тилетней ссылки, вновь при дворе герцог Курляндский Бирон и фельдмаршал Миних - осколки печальных времён Анны Иоанновны.
А вот и новая волна - два новоиспечённых русских фельдмаршала - дяди императора,
Голштинские принцы.
Последние годы Петр III не скрывал своей неприязни к жене.
Он намеревался развестись с ней и упрятать Екатерину в дальний монастырь.
Воинский плац и скрипка, театр марионеток и фаворитка - Елизавета Воронцова - вот, пожалуй, и очерчен круг интересов нового русского императора."
Поздравьте меня, господа!
Его величество король Пруссии даровал нам чин генерал-майора!
Ваше величество, вы можете с лихвой отплатить ему - произведите Фридриха в русские фельдмаршалы.
Дура!
Намерен я издать указ, по которому придворных дам следует заново выдать замуж, дабы исправить то, что противно природе и моему здравому смыслу.
Сие и до вас касаемо, моя августейшая супруга.
Ваше Величество, но ведь браки свершаются на небесах.
Если бы я в этом был бы так же убеждён, как и вы...
"Родная сестра фаворитки -
19-ти летняя княгиня Воронцова-Дашкова.
Восторженная поклонница Вольтера и Монтескье.
Она была рабски преданна другой почитательнице свободолюбивых французов - императрице Екатерине Алексеевне.
Гетман, в истории нашего Отечества эти усы затмят все ваши деяния!
Ловите случай!
Я назначаю вас командующим армией, которая пойдёт супротив Дании, дабы защитить славное герцогство Голштинское от её посягательств.
Благодарю вас, ваше Величество, но я бы предпочёл командовать другой армией, которая пойдёт вслед за первой, дабы штыками своими подталкивать в наступление на столь неведомого нам, россиянам, врага.
При жизни моей тётушки вы были обласканы сверх ваших заслуг, граф.
Как бы фортуна не предала вас... ныне.
Отныне я запрещаю раздачу земель и крестьян в награду...
Отныне я велю отнять все владения церквей и монастырей, а крестьян монастырских перевести в подушный оклад...
Отныне я отменяю Тайную канцелярию...
Что такое?
Ничего не понимаю, господин Волков!
Ввести гласный суд, ваше императорское Величество.
И дай мне бог силы осуществить сии намерения.
"Однако, чтобы осуществить весьма прогрессивные намерения своего секретаря Волкова, у императора не было ни ума, ни сил, ни любви к своему новому отечеству.
С первых дней воцарения Петра III народ не принял нового императора.
Россияне были оскорблены сделкой с Фридрихом, армия возмущена предстоящей войной за чуждые интересы, общество - его самодурством и пьяными выходками."
Боже мой, Михель, да ты не в постели! - Кто приходил, Елизавета Андревна?
Да у тебя жар!
Да нет, мне лучше. Ну, ей богу, лучше.
Ну так кто?
Курьер из академии.
Господин Тауберт интересуется - готова ли ода.
Но ведь ты... можешь отказаться?
Ты же болен!
Императоров не выбирают.
Я должен.
Ежели академик Ломоносов написал оду на восшествие на престол дочери Петра Великого, он должен написать оду и в честь его сумасбродного внука.
Михайло Васильич, горячность тебе во вред.
Ты же болен.
Лиза, друг мой.
Я должен напомнить ему деяния его великого деда, воззвать к его сердцу, к его совести.
Ведь человек, облечённый высшей властью и не использующий сею власть во благо народа своего, во благо отечества, есть величайший грешник!
Ну ка, подай мне листы!
Ты знаешь, Лиза, в сию оду я вставил одну мысль, давно меня занимавшую, - мысль о превосходной возможности северного морского пути в восточный океан.
А, вот...
Ну послушай!
Мне по сердцу.
"Там мёрзлыми шумит крылами
Отец густых снегов - борей,
И отворяет ход меж льдами,
Дав воле путь в восток твоей.
Напрасно строгая природа