Впервые явление наблюдал в 1677 году Эдмунд Галлей.
В академической обсерватории прохождение Венеры должны были изучать астрономы Красильников и Курганов, но так как за ними стоял Ломоносов,
Тауберт распорядился выдать устарелые и негодные инструменты.
Ломоносов, предвидя это, решил наблюдать явление дома в зеркальный телескоп собственного изобретения."
Батюшка, дозволь и мне взглянуть!
Сколь великое!
Гляди - ослепнешь. Стекло-то не весьма густо копчёное.
А ты не ослепнешь?
Я? У меня дело, а не забава.
Да и то буду примечать токмо начало и конец прохождения планеты, дабы употребить на них всю силу зрения.
А ну как планета Венера вовсе не пройдёт?
А ну как я тебя вон отправлю, дабы ты не досаждала мне глупыми вопросами?
Иди, иди.
Отчего?
Неподвластно пониманию!
Не мыслю оного!
Елена!
Е...
Елизавета Андревна!
Что случилось, Михайло Васильич?
Мама! Венера! Венера!
Сколь велико могущество создателя!
Сколь велико могущество человека, чей разум объял вселенную и смог предвидеть её прохождение.
А теперь оставьте меня.
Я должен наблюдать окончание явления.
Поди скорей ко мне!
"Прохождение Венеры наблюдали многие астрономы - от Лондона до Сибири, куда были посланы две экспедиции, и лишь Ломоносов совершил величайшее открытие - тонкое, как волос, сияние вокруг планеты означало существование вокруг Венеры атмосферы.
Лишь через 30 лет англичанин Гершель в долгом споре с немецким астрономом Шредером, пришёл к такому же выводу.
Те из нас, кто доживут до 21 века, смогут наблюдать прохождение Венеры по диску Солнца
8-го июня 2004 года.
Камергер Иван Иваныч Шувалов - фаворит Елизаветы, родственник всесильных министров графов Шуваловых.
Широкий интерес к европейской культуре - Шувалов переписывался с Вольтером, приобретал произведения мастеров живописи - сочетался в нём с истинной любовью к отечественной науке и литературе.
Боготворя гений Ломоносова, высокопоставленный меценат помог осуществить его многие научные начинания, способствовал его славе и известности при дворе, оказал содействие в получении Ломоносовым земель в Ист-Рудице.
Наконец, воплотил в жизнь грандиозный проект Ломоносова - создание в Москве университета.
Единственная официальная должность, которой удовлетворился всесильный фаворит, - куратор Московского университета."
А! Иван Иваныч!
Здравствуйте!
Милости прошу!
Прошу прощения, что потревожил вас, Михайло Васильич.
Вот привёз стихи - взгляните на досуге.
Хоть беру уроки усердно у вас, но от совершенства вашего весьма и весьма далёк.
Посмотрю, обязательно посмотрю ваши стихи.
Иван Иваныч, а я нынче Венеру на Солнце наблюдал.
Мало, что наблюдал, - открыл.
Открыл, что окружена Венера знатною воздушной атмосферой!
Да?
Надеюсь, что вы изложите сие событие вашим божественным стихом.
А коль на Венере атмосфера есть, стало быть, пары восходят, а облака сгущаются - дожди идут.
Воды сбираются в реки, в моря, травы произрастают.
Стало быть, животные... и люди...
Свет мой, Михайло Васильич, неужто вы запамятовали?
Ведь книгу Фантанелливу о множестве миров святейший синод запретил как атейскую.
Да и систему Коперникову, что вы исповедуете, тоже атейскою почитают ныне.
Не роскошная Венере,
Не уродливой химере
В гимнах жертву воздаю,
Я похвальну песнь пою
Волосам от всех почтенным... - ...От всех почтенным,
По груди распространенным,
Что под старость наших лет
Уважает наш совет.
Но не токмо бород синодальных опасаться вам следует, Михайло Васильич.
Не токмо.
Венеру вот разглядели, а Теплова?
Ведь доношение ваше на Тауберта он гетману как пашквиль гнусный представил.
Впредь мне слепцу наука!
Ну, да ничего, и в том прок есть!
Теперь я наверное знаю, что Теплов - коренной враг мой.
Государыня ценит вас как первого поэтического гения России.
Я уже намекал её Величеству, что за птица - Тауберт. Посмотрим, чья возьмёт.
Воистину ваш гений, Михайло Васильич, не знает предела!
Благодарю вас, Иван Иваныч.
А как мой подарок к вашим именинам?
По душе?
Ломоносов силён наукою, поэзией, риторикой, художеством...
А записка ваша о сохранении народа российского...
Ах, оставьте сию заботу графу Воронцову.
Сие его хлеб да братьев моих троюродных.
Люблю портрет графа Петра Иваныча.
Великое множество людей в народе, особливо малых младенцев, впадают в болезни, для излечения коих весьма мало учреждений. Разве сие не правда?
Правда.
А разве пострижение молодых людей в монахи и монахини не есть прикрытое чёрной султаной блудодейство, наносящее немалый ущерб умножению народа российского?
И сие - правда.
А ущерб, причиняемый народу убийствами и в драках?
Особливо при... при межевых спорах между помещиками?
И сие - правда.
А солдатские наборы и помещьи отягощения, от коих люди в дальние места, в раскол бегут...
Михайло Васильич!
Счастье ваше, что сия записка ко мне попала, ни то не миновать бы вам тайной канцелярии.
Неужели вы надеялись напечатать сие?
"Письмо Ломоносова
"О размножении и сохранении русского народа" более ста лет было под цензурным запретом.
Его удалось напечатать только в 1871 году."
Иван Иваныч, как драгоценное здоровье матушки императрицы?
Увы, мой друг, обрадовать не смогу.
Привилегии Санкт-Петербуржского университета не подписаны пока, однако, бог милостив, - есть надежда, что в скором времени её Величество поправится и вновь приступит к государственным делам.
Милостивый государь мой Иван Иваныч, я должен спешить!
Нет для меня дела важней создания своего университета!
Коль скоро вседержавнейшая императрица поправится, привилегии будут подписаны.
Почитаю сие делом чести.
"С начала 1761 года царица слушала доклады, лёжа в постели.
Её интерес к жизни, к делам государства угасал.
Дни напролёт Ломоносов - в мозаичной мастерской.
Бесконечные поиски.
Вариант за вариантом.
Кропотливый, напряжённый труд.
Труд до полного изнеможения.
Так, медленно, день за днём рождалась "Полтавская баталия".
А по ночам подводится итог многолетнему труду Ломоносова в минералогии.
"Первые основы металлургии или рудных дел".
Этот блестящий учебник был полнее и основательнее аналогичных европейских, но, увы, и он был забыт.
И, воскрешенный вновь значительно позднее, стал незаменимым путеводителем русских геологов."
Ой, какая же ты у меня взрослая стала!
И платье тебе очень к лицу! - Благодарю вас!
Однако, Михал Василич, все говорят, что вы закончили книгу о металлургии.
Бог мой! В рождественскую ночь говорить о металлургии!
Это как у нас в Холмогорах говаривали: будешь на рождество лапти плесть - родится слепой, а шить - уродится кривой!
Батюшка, а гадать будем? - Будем! Непременно будем!
По печени и по селезёнке.
Больно!
Это к снежной зиме.
Благодарю.
А девки на святки будут гадать непременно о суженом.
Батюшка, расскажи, расскажи как!
Михайло Васильич!
Елена, что за глупости?
Немедленно прекрати!
А что, Елизавета Андревна, не веришь гаданиям?
А кто венок розмариновый в речку бросал?
Елена: - Матушка!
Ну, расскажи, батюшка, расскажи!
Стало быть так:
Возьми свечу, поставь перед собой зеркало и повторяй:
"Ряженый-суженый, приходи ко мне нонче ужинать."
Ряженый-суженый, приходи ко мне нонче ужинать.
Ряженый-суженый, приходи ко мне нонче ужинать.
Ряженый-суженый, приходи ко мне нонче... Ой!
"да удалый молодец! У-у-ух!