Никто из нас не покинет остров.
Таков план мистера Оуэна.
И вам это известно.
Одного вы не можете понять: какое это... облегчение.
Облегчение?
Я любил Лесли.
Очень любил.
Лесли это ваша жена? - Я любил ее и гордился ею.
Вот почему я это сделал.
Вы хотите сказать, что...
Какой смысл отпираться, раз мы все скоро умрем?
Да, я послал Ричмонда на смерть, это было убийство.
Тогда я ни о чем не жалел.
Но потом... - Что потом?
Потом...
Узнала Лесли или нет только она совсем отдалилась от меня.
С тех пор стала чужим человеком.
Потом она умерла, и я остался один.
Вам тоже станет легче, когда вы почувствуете, что это конец.
Я не понимаю.
А я понимаю, дитя мое.
Понимаю.
Осмотрим дом, а потом еще раз как следует остров.
Но на этот раз вниз полезете вы.
Шаги.
Это спальня Роджерс? - Но там же покойница.
Как же мы не догадались.
Лучшего места, где можно было бы спрятаться, и не найти.
Прошу прощения, господа. Я хотел перенести свои вещи.
Вы не возражаете, если я займу одну из пустующих комнат для гостей, самую маленькую?
Конечно, конечно. - Благодарю вас.
Извините. Благодарю.
Хотелось бы все-таки знать, чем она отравилась.
Давайте прекращать эти поиски.
Интуиция подсказывает, что мы все равно здесь ничего не найдем.
Доктор, вы ведь дали ей какой-то наркотик.
Наркотик?
Конечно, вы же сами сказали, что дали ей какое-то снотворное.
Я дал ей незначительную дозу трианала.
Успокаивающее.
Абсолютно безобидный препарат. - Давайте говорить прямо, может быть, вы ей дали слишком большую дозу?
Что? Разве вы не могли ошибиться?
Нет, доктора не могут допускать подобных ошибок.
Это была не первая ваша ошибка, если верить пластинке.
Что толку оскорблять друг друга?
Все мы в одной лодке, и должны держаться заодно.
Кстати, что вы можете сказать о собственном деле - лжесвидетельстве?
Оставьте меня в покое. Это гнусная клевета.
Может, вы не прочь заткнуть мне рот, мистер Ломбард, но есть вещи, о которых хотел бы узнать и я.
И одна из них касается вас. - Меня?
Да, вас. Я хотел бы узнать, почему, отправляясь в гости, вы прихватили с собой пистолет?
вы не такой дурак. - И все-таки, как вы объясните это?
Пистолет я взял, потому что знал, что попаду в переделку.
Вчера вечером вы ничего нам об этом не сказали.
Значит, вы обманули нас.
В известной мере, да. - Выкладывайте, в чем дело.
Ко мне обратился некто по фамилии Моррис.
Он сказал, что ему известна моя репутация человека, полезного в опасной переделке.
Он предложил мне 100 гиней с тем, чтобы я приехал сюда и держал ухо востро, денег у меня не было и я согласился.
И все-таки вчера вечером вы ничего не сказали. Почему?
Откуда мне знать, что вчера не произошло то, из-за чего я приехал.
А сегодня вы изменили мнение? - Да.
Теперь я понимаю, что все мы в одной лодке.
А 100 гиней - это тот кусочек сыра, с помощью которого мистер Оуэн заманил меня в ловушку.
Тихо. - Это ловушка. Я точно знаю.
Тихо. Кто-то кричит.
Господа, сюда. Скорей.
Господа. Господа. Генерал МакАртур.
Что? Его убили? - Он мертв.
Раз, два, три, четыре, пять...
Извините, мисс.