Но я только хотел...
Вы правы, Роджерс, их всего 7.
Судя по всему, генерала МакАртура ударили по затылку тяжелым предметом.
вы нашли орудие убийства? - Нет.
Сегодня утром я сидел на террасе и наблюдал за вашей деятельностью.
Вы обыскивали остров, желая найти нашего неизвестного убийцу.
Так точно, сэр.
И, несомненно, вы пришли к тому же выводу, что и я.
Теперь вы понимаете, зачем мистер Оуэн заманил нас на этот остров?
Он просто сумасшедший.
Распоясывавшийся псих. - На острове никого нет.
Абсолютно никого. - В известном смысле вы правы.
Я пришел к такому же выводу.
Но тем не менее, мистер Оуэн, будем называть его именем, которое он сам выбрал, находится на острове.
Он задался целью покарать людей, совершивших преступления, за которые нельзя привлечь к ответственности по закону.
Есть только один способ осуществить этот план.
Мистер Оуэн... среди приглашенных.
А следовательно, мистер Оуэн - один из нас.
Нет, нет, нет.
Моя юная леди, мы должны смотреть фактам в лицо.
Мы все подвергаемся серьезной опасности.
Один из нас - Оуэн.
Я тоже считаю, что в одного из нас вселился дьявол.
Надеюсь, вы не подозреваете женщин?
Значит, если я вас правильно понял, вы считаете, что женщина не способна на убийство?
Вовсе нет, но все же, мне кажется...
Как вы думаете, доктор, женщина могла бы прикончить беднягу МакАртура?
Вполне. Будь у нее под руками подходящее орудие. Скажем, палка.
2 другие смерти произошли в результате отравления.
Я думаю, что никто не будет отрицать, что отравитель мог быть человек вполне слабый.
вы с ума сошли? - Моя дорогая, юная леди, постарайтесь сдерживать ваши чувства.
Я совершенно вас не обвиняю.
Я надеюсь, что и мисс Брент не обижается на меня, когда я настаиваю, что все мы в равной степени подозрительны.
Сейчас вы говорите дело, сэр.
Давайте разберемся.
Что касается Марстона, тут уж ничего не выяснишь.
Все, кто находился в комнате, могли запросто это сделать.
Теперь перейдем к смерти миссис Роджерс.
Здесь прежде всего на подозрении ее муж и доктор.
Любому из них сделать это было все равно, что раз плюнуть.
Я протестую.
Неслыханно. Это неслыханно.
Клянусь, я дал абсолютно безвредную дозу.
Доктор Армстронг, ваше негодование вполне естественно.
Но мы не можем игнорировать факты.
Вам или Роджерсу проще всего было дать ей снотворное.
А теперь, перейдем к убийству генерала МакАртура.
Я сразу заявляю, что у меня нет никакого алиби.
Все утро я провел на террасе.
Были моменты, когда меня никто не видел.
В это время я мог убить генерала, а потом вернуться на свое место.
Я все утро находился с Ломбардом и Армстронгом, они подтвердят.
вы ходили в дом за веревкой. - Ну и что?
Сходил и тут же вернулся.
Вас долго не было. - На что вы намекаете?
Я ни на что не намекаю, я сказал, что вас долго не было.
Пока не было мистера Блора, вы все время находились вместе?
Конечно, конечно, хотя мистер Ломбард удалялся на время.
Меня не было минуты 2. - Кто-нибудь смотрел на часы?
Нет. - Минуты 2, выражение неточное.
Вы, мисс Брент? - Я гуляла с мисс Клейсорн.
А потом сидела на террасе. - Что-то я вас там не видел.
Вы не могли меня видеть. Я сидела за углом, там нет ветра.
Видите, самое поверхностное разбирательство говорит о том, что ни одного человека мы не можем считать полностью оправданным и свободным от подозрений.
Единственное, что мы можем сделать в создавшемся положении, это принять меры, чтобы обеспечить свою безопасность.
До сих пор убийца легко выполнял свою задачу.
Его жертвы ни о чем не подозревали.
Отныне наша задача - подозревать всех и каждого.
Предостережен - значит вооружен.
Больше этот номер не пройдет.
Все.