Я кинулась к нему, но было поздно.
Это было ужасно, ужасно, ужасно.
Но моей вины в этом нет.
Меня и следователь абсолютно оправдал, и мать его была добра.
Не знаю, кому понадобилось...
Это гадко, гадко. - Успокойтесь, милочка.
Мы вам верим. Все это ложь и клевета.
Он просто ненормальный, этот тип.
Его место в сумасшедшем доме.
На подобные обвинения можно не обращать внимания, но я считаю своим долгом сказать, что в этой истории про молодого Ричмонда нет ни слова правды.
У меня был офицер Ричмонд, я послал его на задание, его убили, на войне это случается сплошь и рядом.
Но больше всего меня огорчает попытка опорочить мою жену, эту безупречную во всех отношениях женщину.
Что касается туземцев... - Да, что с туземцами?
Все это чистая правда. Я бросил их на произвол судьбы.
Речь шла о жизни и смерти.
Я с приятелем смылся, прихватив с собой боеприпасы.
Позор.
Вы, офицер, бросили ваших людей и обрекли их на смерть.
Ну, поступок, скажем, не совсем достойный белого господина, но самосохранение - есть первый долг человека.
К тому же эти туземцы не так боятся умереть, как мы, европейцы.
Боже. - вы оставили их умирать?
Вот именно.
Что вы на меня так смотрите?
Я вообще ничего не понимаю.
Я убил Джона и Люси Компс! Я убил!
Абсурд. Бред.
Я убил...
Правильно.
Это наверное те двое ребятишек, которых я задавил недалеко от Кембриджа.
Жутко не повезло. - Кому не повезло? Вам?
Или им?
Это был просто несчастный случай.
Кстати, меня на год лишили прав.
Недопустимо ездить с такой скоростью.
Такие люди, как вы, опасны для общества.
Мы живем в век скорости.
Простите.
Вы ждете моих признаний?
А мне нечего вам сказать. - Нечего?
Да. Нечего.
Вы оставляете за собой право на защитника?
Я не нуждаюсь ни в каком защитнике.
Я всегда действовала по велению своей совести.
И мне не в чем себя упрекнуть.
Ну а вы, что нам скажете в свое оправдание, мистер Блор?
Я?
Ваше имя было в списке.
А-а.
Вы имеете в виду дело Лэндора?
Как же, как же, помню.
Лэндора осудили на основании ваших показаний.
Его приговорили к пожизненному заключению.
Он умер на каторге через год.
Здоровья он был слабого. - Лэндор был преступник.
Если не ошибаюсь, вы получили благодарность за умелое ведение дела.
И даже повышение.
Я только выполнял свой долг.
Однако, какая собралась компания.
Все, как один, законопослушные и верные своему долгу граждане.
За исключением меня, разумеется.
Ну а вы, доктор, что скажете вы?
Нашалили по врачебной части?
Запрещенная операция?
Не так ли?
Признаюсь, я в полном замешательстве.
Имя моей жертвы мне не о чем не говорит.
Как ее там звали? Клис? Клоуз?
Я не помню пациентку с такой фамилией.
Может быть, речь идет о какой-нибудь операции в госпитале?
Да, часто бывает, что к нам обращаются слишком поздно, когда уже ничего сделать нельзя.
Пациент, естественно, умирает, потом родные обвиняют хирурга.