Он будет подписан, я принимаю все ваши условия.
Да, но я не принимаю ваших.
У меня нет привычки сотрудничать с фантомом женщины вздорной и глупой.
Поберегись!
Я понимаю всю меру вашего недовольства, мистер Олдман.
Но прошу вас, поверьте, в этом не было умысла.
Это лишь цепь неудачных и непреднамеренных происшествий.
И что же у вас сегодня случилось, мисс Ибетсон?
Угнали мою машину, мне пришлось идти в полицию и писать заявление.
В какой полицейский участок вы ходили? - В тот, что в центре города.
А где именно в центре? - На главной площади.
Какой площади?
Довольно допросов! Хватит! Кем вы себя возомнили?
вы здесь, мисс Ибетсон. - Что это значит?
Что вы хотите этим сказать? - вы здесь. - Я не понимаю.
Я не понимаю. - Если вы здесь, немедленно выходите.
Объясните мне суть нелепой игры, которая меня отнюдь не забавляет.
Позвоните мне сегодня после девяти, я всё объясню.
Тот же материал, та же техника исполнения.
Это части единого целого, не сомневаюсь.
Нет ни знака, ни маркировки, ни надписи?
Ни чёрточки. Я убрал ржавчину с той детали и максимально вычистил.
Вот, смотрите. Совершенно ничего.
Почищу и эту, но на первый взгляд ничего такого.
[присвистывает]
Что обнаружил?
Техника крепления колёсиков к оси старая, очень старая.
Я никогда не видел ничего подобного. Вот, смотрите.
Это восемнадцатый век. - Мы наткнулись на что-то стоящее.
Можешь хотя бы предположить, что это?
Только три фрагмента из мозаики маловато, мистер Олдман.
В последние годы оба супруга много болели.
Тогда уже дом пришёл в запустение.
Мистер Ибетсон говорил, что рано или поздно надо будет что-то продавать.
А мисс Клер какого возраста?
26-27. - Что вы ещё можете добавить о ней?
Да почти ничего. Мы ведь с ней мало общались.
Я её и не знаю толком.
И это при том, что вы работали у супругов Ибетсон больше десяти лет?
Ну, одиннадцать, если быть точным. С ней мне почти не приходилось иметь дело.
Мы время от времени разговаривали, но признаюсь, что... - Что?
Я её ни разу не видел. - Как такое возможно?
Честное слово, ни одного раза. - Но отчего?
Потому что мисс Клер страдает каким-то странным, непонятным недугом.
Алло. - Добрый вечер, мисс Ибетсон.
Я ждала вашего звонка. - Поверьте, я не желаю с вами ссориться.
И прошу прощения, что был груб сегодня. - Это неважно.
При том, что я готов возобновить свою работу, в то же время я не могу позволить, чтобы продолжался этот дурной розыгрыш.
Я хотела сказать, чтобы вы прекратили ею заниматься.
Приношу извинения за доставленное беспокойство.
Пришлите мне чек для оплаты ваших расходов. Доброй ночи.
Лот 93, Велианте, "Портрет дамы", первая половина 16-го века.
Копия с "Портрета молодой девушки" Петруса Кристуса.
Заявленная стоимость - двадцать тысяч фунтов.
Двадцать две тысячи. - Двадцать две тысячи.
Двадцать четыре тысячи. Двадцать шесть по телефону.
В зале двадцать восемь. Тридцать тысяч.
Тридцать пять. Спасибо, сэр. - Сорок тысяч по телефону.
Сорок пять, благодарю. Пятьдесят тысяч.
Пятьдесят пять тысяч. Шестьдесят тысяч.
Шестьдесят пять тысяч по телефону. Семьдесят тысяч.
За семьдесят тысяч. Кто даст больше семидесяти тысяч?
Семьдесят пять тысяч. Восемьдесят по телефону.
Кто больше? Уйдёт за какие-то восемьдесят тысяч.
За восемьдесят тысяч фунтов. Девяносто тысяч фунтов.
Кто больше?
Продано. Спасибо, сэр.
Я тоже предложила девяносто тысяч фунтов.
Мистер Олдман не мог не заметить.
Мистер Уистлер предложил девяносто тысяч фунтов.
И он был единственным. - Они предложили одновременно.
Миссис Дерейн подняла цену раньше. - Она предложила первой, я видела.
Как нам поступить, мистер Олдман?
У меня самая большая в мире коллекция её подделок.
Я засужу вас.
Ты замешкался, отсюда и весь сыр-бор.
Нужно было поспешить с предложением, но ты опоздал.
Опоздал. Ты не поспевал за мной, спаси господи.
Старуха была позади меня. Будь она на виду, я бы поторопился.
Ты хватку, хватку, хватку теряешь.
Может, ты прав. Возможно, я уже не тот, что прежде, но это не первая наша потеря.
Оплошности случались, но ты еще не впадал в такое исступление.
Да просто это не копия, это был подлинный шедевр Петруса Кристуса.
И цена его шесть миллионов фунтов.
О, чёрт возьми.
Прости, мне ужасно жаль.
Но и потерю подлинного Ван Гога ты не воспринял так болезненно.
Что происходит, Вёрджил?
642, 729,