Я бы на вашем месте не стал на неё давить.
Она слишком хрупка.
Отпустите ситуацию, и всё само собой устроится.
Алло? Алло?
Вёрджил? Вёрджил, это вы?
Вёрджил! Вёрджил!
Вёрджил?
На помощь! На помощь!
Почему вы говорите, что не любите его?
Я не чувствовал себя в нём, как дома. Больше как в отеле.
Приходишь вечером, засыпаешь, если можешь, и утром снова уходишь.
Вернёмся назад?
Дом, похоже, планировался для большого числа гостей.
Да, но планы не осуществились.
Был всего один приём.
Я был столь недоверчив к другим людям, что и близко не подпускал их к своему личному отелю.
Я был глуп.
И поныне я расстраиваюсь, видя, как по моему дому разгуливает прислуга.
И после ужина отпускаю всех домой.
Я безусловно права, мы с вами похожи.
Да, вы правы. И благодаря вам я это понял.
Куда вы меня ведёте? - Скоро узнаете.
Закройте глаза. Я скажу, когда открывать.
Не пугайтесь, я держу вас. - С самого детства не люблю играть в жмурки.
Осторожно, порожек. - Не торопитесь.
Мы уже пришли. Стойте здесь.
Откройте глаза.
Поверить не могу.
Это удивительно. - Я собирал их всю свою жизнь.
Выходит, я не первая. У вас были и другие женщины?
Да, я любил их всех, и они любили меня.
Они научили меня ждать вас.
И теперь, когда вы здесь, мы приглашаем вас жить с нами.
И прекратить этот прекрасный отель в свой дом.
О, Вёрджил.
Что бы с нами ни случилось, вы должны знать, что я вас люблю.
Я тоже вас люблю.
Каталог для аукционной продажи мебели и полотен с виллы Ибетсон уже готов.
Поздравляю, Вёрджил. - Очень вовремя. - Он такой объёмный.
Кто может купить все эти чудесные вещи?
Ой, простите.
Я с нескрываемым волнением жду твоего заключения.
Что, не годится?
Нет, просто...
С тех пор, как я решила перебраться к тебе, меня не покидает мысль, что я не хочу ничего продавать.
Я хочу оставить всё, как было.
Я согласен.
В самом деле? - Поверь мне, я бы сделал то же самое.
Завтра всё будет возвращено на виллу.
О, боже. - Ого, здорово, Вёрджил. Класс.
Так ему и надо.
За самый мучительный и самый успешный каталог в моей карьере.
Да, этим всё сказано. - Да уж. - За вас.
И раз вы теперь моя семья, я хочу объявить о важном решении.
Я поеду на аукцион в Лондон, он станет лучшим в моей карьере.
И последним.
В последнее время он появляется в обществе женщины.
Кто, Вёрджил? - Да.
Наконец, до него дошло, что худшее сексуальное извращение - это воздержание.
Да уж, не поверить.
Как ощущения перед последним выходом на сцену? - Лучше не бывают.
Сам воздух напоён предвкушением.
Все мои коллеги пришли меня проводить. - А, как мило с их стороны.
Этот взрыв симпатий вызван тем, что им больше не придётся меня терпеть.
Как бы то ни было, я счастлив, Клер. Сожалею, что тебя здесь нет.
Я тоже. Но я пока не готова путешествовать.
Мне вчера стало дурно в машине. - Не нужно отчаиваться.
У нас будет время для путешествий.
Мы готовы, мистер Олдман. - Иду.
Общаешься с молодыми друзьями? - Постоянно.
Они не оставляют меня одну, так что не беспокойся.
Хорошо, передай им привет.
Тебе нужно идти? - Да.
Скорее бы вернуться домой. - Удачи, мой дорогой.
Двенадцать миллионов сто тысяч фунтов.
Кто больше? Двенадцать миллионов триста тысяч фунтов.
Ещё предложения?
По телефону двенадцать миллионов пятьсот.
Кто больше?
Двенадцать с половиной миллионов... Продано.
За двенадцать миллионов пятьсот тысяч фунтов стерлингов.
Леди и джентльмены, я прощаюсь.
Спасибо вам, мистер Олдман. - Благодарю вас. Чрезвычайно тронут.
Разрешено здороваться с тобой на публике? - Билли.
Ты был великолепен, друг мой. Счастлив за тебя.
Но буду скучать.
Ты говоришь так, как будто мы больше не увидимся. - Увидимся, конечно.
Но меня охватывает ностальгия при воспоминании о наших подвигах.
Ты справишься. - Вёрджил.