Первой ушла миссис Ибетсон.
А за ней спустя 45 дней бедняга мистер Ибетсон.
Вы тут осматривайте всё, не торопитесь. Я только шторы раздвину.
В этой комнате столько окон.
Пыль...
У мисс Ибетсон есть другие родственники? Сёстры, братья?
Никого, единственное дитя. - Она замужем? - Нет.
Была когда-нибудь? - Где уж. Нет.
Я думаю, она и дружка-то не завела.
Дядюшки, тётушки, кузены, кузины?
Нет, никого. Насколько я знаю, мисс Ибетсон одна на всём свете.
Там много комнат. Мне так и не удалось пересчитать их все.
Кто-нибудь другой уже проводил тут оценку?
Нет, какое там. вы первый.
Мисс Ибетсон очень привязана к этому дому. По мне - так уж чересчур.
Она бы предпочла ничего тут не трогать, но что поделать, империя рушится, женщине одной не справиться.
У неё нет намерения и дом выставить на продажу?
Этого я не знаю.
Может, половину. Вряд ли она захочет продать его целиком.
Какой работой занимается мисс Ибетсон?
Не могу сказать. Я имел дело только с её отцом.
Можно ли заглянуть в подвал? - Вот сюда.
Надо спуститься вниз.
Входите.
Даже не знаю, что это.
За сколько месяцев нашего знакомства ты ни разу не сдался?
Я наблюдал, как из самых неприметных железяк ты создавал удивительные, прекрасные вещи.
Оптические или арифметические устройства, водяные часы, даже тот прибор, которым, возможно, сушила свои локоны супруга Жюля Верна.
И вдруг спасовал?
Я поражён, что такого знатока искусства, как вы, привлекла банальная железяка.
Моё любопытство вызывает даже не сам предмет, а его аллогизм.
Аллогизм? - На секунду.
Я его нашёл в таком положении, он лежал на сыром полу.
А ржавчина только на кончиках зубцов.
Но не с той стороны. - И какой же вывод?
Бесспорно, предмет там пролежал не очень долго.
Возможно, он ржавел где-то в другом месте.
Или кто-то взял его и перевернул. Вот, собственно, и всё.
Обычное упражнение на дедукцию. - Ну как, Роберт, получилось?
А ты что, сомневалась во мне? Теперь всё работает безотказно.
И я перекинул с плёнки на диск. - Ты гений.
Сколько я тебе должна? - Нисколько.
Может, угостишь меня как-нибудь обедом. - Замётано.
Дай поцелую. - Давай. Очень рад, это я умею лучше всего.
До свидания. - Всего хорошего.
Вильям Адольф Бугро, "Рождение Венеры".
Подлинник.
Умберто Веруда, "Искренность", 1890-й.
В последнее время в городе только о вас и говорят.
Я надеялась увидеть вас по телевизору, но вы...
Я не люблю этого, предпочитаю быть в тени.
В этом мы с вами похожи. - Это не значит, что мы сможем договориться.
Мой помощник не застал вас.
Как вы узнаёте, что художник станет знаменит и интересен коллекционерам?
Интуиция. Та самая, которая подвергает сомнению ваши намерения.
Простите, если я произвела на вас такое впечатление.
Но ведь я доверила вам своё имущество. - Ну, это несерьёзный разговор.
До начала работы по оценке имущества подписывают договор.
Это длительный процесс, и если вы не удосужитесь со мной встретиться, то он может и не запуститься.
Приступайте к оценке, мистер Олдман.
В первый же день я встречусь с вами на вилле, и мы подпишем договор.
Даю вам слово.
Уберите бумагу, пожалуйста. - Хорошо.
Будьте осторожны.
Я не совсем уверен, но, похоже, Германия. - Австрия.
Осторожнее с этим. Договорённость была на 8:30, уже 11.
Она не отвечает по мобильному, но раз обещала, то придёт.
Кажется, пианино не нуждается в реставрации.
Согласен. Но нужно проверить клавиши, а у нас нет ключа.
Вот он. Пожалуйста. - А в прошлый раз не было ключа.
Хорошее состояние. - Мистер Олдман.
Вы мне со шкафом не поможете?
Итальянский книжный шкаф из цельной древесины, первая половина...
Кто это разбил?
Никто, мистер Олдман, так уже было.
Кто живёт в этой части дома? - А что?
Я заметил изменения. Даже не могу объяснить...
Нет, нет, мистер... Извините, я не знаю, как вас называть.
Я думал, вы... - Совершенно не важно, кто я.
Уверяю вас, тут никто не живёт.
Пусть так, но если до полудня не появится хозяйка, то мне не останется ничего другого, как свернуть работу и покинуть дом.
Мистер Олдман! Прошу вас.
Мисс Ибетсон. - Алло, мистер Олдман?
Мистер Олдман, вы меня слышите? Мистер Олдман?
Даже не знаю, как извиниться. Представляю, что вы должны думать...
Хотя бы избавьте меня от своих оправданий.
Прошу, позвольте мне сказать...
Я не притронусь к вашему имуществу без подписанного договора. Это ясно?
Будьте столь любезны, оставьте его на столе в холле.