Уходите! - Здесь больше никого нет, успокоитесь.
Клер, ради бога, что произошло?
Мне стало дурно. Я... я не знала, кому позвонить.
Никто не отвечал. А потом я упала.
Ударилась головой. Я...
Клер, откройте. - Нет! Нет! - Нужно вызвать доктора.
Оставьте меня! Пожалуйста, не надо
Прошу вас, нет! Нет!
Это здесь сломанных аукционистов чинят?
Не знаю, с чего и начать. Рад вас видеть, мистер Олдман.
Что-то случилось? вы более озабочены, чем обычно.
Переизбыток древоточцев и паутины при нехватке шедевров.
Вот примерный вывод.
А как там наша игрушка?
Ну, я сумел совместить несколько деталей...
Но всё же чересчур много частей не хватает.
Общий вид не складывается.
Мы по-прежнему не знаем, что это за персонаж.
Как и тот мой друг и его девушка в башне.
Да, возможно. Но мы-то не видели нашего андроида.
И всё ещё бродим в неизвестности. - Как и он.
Он говорит с ней, но сквозь закрытую дверь.
Закрытую дверь? - Да.
Стоит кому-нибудь в дом войти - она баррикадируется в своей комнате.
То есть он не видел её лица? - Не только он, никто не видел.
Ну, это похоже на знакомство по Интернету.
Сначала люди просто общаются, а потом показываются друг другу.
Она показываться не хочет. - Возможно, он избрал неверную стратегию.
Выходит, моему другу преуспеть в его деле труднее, чем нам с тобой воссоздать автомат-андроид Вакансона.
Зависит от того, сколько ржавых деталей вы сумеете раздобыть.
Прошу, вот ещё одна.
У вас мобильныи телефон? А модель-то новая.
А я вот устаревшая. Не знаю, как им пользуются.
Как считаешь, я научусь, пока не пришла твою девушка?
[звонит мобильник]
Алло. - Добрый вечер, мистер Олдман.
Это Клер Ибетсон. Я помешала вам? Слишком поздно?
Нет-нет, нисколько, мисс Ибетсон.
Отныне вы можете звонить мне, когда пожелаете.
Я хотела поблагодарить вас.
За всё. Вообще-то. - Нет нужды.
Одно только важно - чтобы вам полегчало.
Да, осталась лишь небольшая ссадина на голове, я...
Я звоню, чтобы сказать, я посмотрела опись.
О, и что вы думаете?
Вы проделали огромную работу. Это действительно так.
Но меня одолевают сомнения.
Я не уверена, стоит ли мне продавать. Что вы посоветуете?
Мне трудно сказать, я не знаю ваших планов.
Почему вы изначально решили продавать?
Возникла необходимость, чтобы зажить новой жизнью или по другой причине?
Всё вместе, наверное. Я бы и дом продала, он теперь слишком велик для меня.
Иногда я чувствую себя, как на городской площади.
Мне нужно что-то поменьше.
Но сама мысль о том, что придётся покинуть дом и переехать куда-то, приводит меня в ужас. Как мне с этим справиться?
Завязать глаза? Или попросить перенести меня спящей?
Меня мучают сомнения, я откладываю снова и снова.
У вас уйма времени, чтобы утвердиться в своём намерении.
Вы полагаете?
По крайней мере, пока каталог не напечатан, не нужно себя изводить.
Подумайте о своём будущем. - Как раз это и изводит больше всего.
Когда я думаю о нём, не могу даже работать.
Не знал, что вы работаете. - Я пишу.
Пишу романы, рассказы и тому подобное.
Я хочу их прочесть, непременно куплю.
К счастью для нас обоих, вы не сможете это сделать.
Почему? - Я издаюсь под псевдонимом.
Я чувствую отвращение к тому, что написала.
Всем художникам это свойственно, мисс Ибетсон.
Вчера вы называли меня Клер.
Я был в тревоге, не отдавал себе отчёта.
Извините. - Пусть так и останется.
”Пусть так и останется”. Она ему так и сказала.
А он что сказал?
Он был ошеломлён, но подчинился её желанию.
Как ещё он мог поступить? - Ну, я бы предложил ей то же самое.
Звать меня по имени. - Не в его стиле.
Да и едва ли мой друг намерен за ней ухаживать.
Ну, тогда он не вызволит её оттуда.
Не в его стиле.
Да и едва ли мой друг намерен за ней ухаживать.
Да и едва ли мои друг намерен...
Что за гнусный голос?
Я думал, он хотя бы желает увидеть её лицо.
Желает - не совсем верное слово.
Лучше сказать, ему любопытно. Вполне понятное чувство.
Но вероятность, что это произойдёт, приближается к нулю.
Ну, наверняка есть способ. Зависит от того, насколько храбр ваш друг.
Французское бюро с часами-курантами. - Да.