918, 1011, 1119, 1320, 1404, 1581.
Что желаете? - Чаю, спасибо.
8109, 8725.
Прости, милая, 8625.
8725. 8725.
Смотри внимательнее, полудурок.
Чёрт, права, не шестьсот, а семьсот двадцать пять. Вот молодец.
Сэр?
Я как следует почистил специальной жидкостью и изучил миллиметр за миллиметром. И смотрите, что обнаружил.
Вакансон?
Глазам не верю. - Жак Вакансон.
Создатель механических игрушек.
Я писал о нём диплом, когда был студентом. - Непостижимо.
Вроде его самый известный автомат-андроид умел даже говорить.
Всё верно. Люди платили, чтобы задать ему вопрос.
Андроид головой двигал, кивал и давал ответ.
Готов поспорить, кто-то прятался внутри.
Лилипут, к примеру.
Как в эссе Эдгара По "Шахматный аппарат доктора Мельцеля".
Не исключено. Поскольку никто не сумел толково объяснить, как андроиду удаётся отвечать правильно.
Разумеется, то, что он говорил, это был явно какой-то фокус.
Но он всегда говорил то, что нужно.
Принесите мне все детали, и я обещаю, что соберу точно так, как было у Вакансона.
Ничуть не сомневаюсь.
Но я упустил шанс заполучить недостающие части.
Но они должны быть в том же месте, где вы нашли эти.
Мне достаточно восьмидесяти процентов элементов.
Остальное я сумею восстановить сам. - Всё не так легко.
Простите, мистер Олдман, это моя девушка.
Сара. Сара, это мистер Вёрджил Олдман.
Очень приятно, Сара. - Мне тоже.
Роберт столько о вас рассказывал.
Я думал, у молодёжи более вдохновляющие темы для беседы.
Не хотите пойти с нами перекусить.
Весьма заманчиво, в другой раз, благодарю.
Ладно, не будем настаивать. Но вы пообещали.
Пока. - До свидания.
Отмени поездку в Нью-Йорк, скажи Алферсонам, что встреча состоится здесь.
Но ведь эту встречу мы назначили. - Ну, а теперь передумали.
Что, проблема? - Я понял, мистер Олдман.
Клэр Ибетсон снова звонила.
Что ей нужно в этот раз? - Хотела узнать, не придёте ли вы сегодня.
Приду? Куда? - На виллу Ибетсонов, куда же ещё.
Я очень признательная, что вы приняли приглашение, мистер Олдман.
Как вы узнали, что это я? - Фред хромает, а вы - нет.
Признаться, я не думал, что вы пожелаете меня видеть.
Знаю, вы не терпите моих оправданий. На вашем месте я бы чувствовала то же.
Говоря по совести, как бы мне выразиться...
Говорите прямо, не беспокоитесь.
Не буду отрицать, ваши причуды меня несколько утомили.
Надеюсь, всё же не слишком сильно. Но я бы хотела извиниться.
За... за своё поведение.
Типичное для вздорной, глупой женщины, по вашему выражению.
Почему вы регулярно избегаете встреч со мной? - Ничего личного.
Поверьте.
Невозможно сотрудничать с тем, ток вызывает у вас столь глубокое отвращение, что вы отказываетесь даже взглянуть ему в лицо.
Это нелегко объяснить, когда знаешь, что тебе всё равно не поверят.
Если бы я не поверил, то не пришёл бы сюда в прятки играть.
Я почти не общаюсь с людьми. И уже довольно давно.
Не вижу в этом ничего необычного.
У всех бывают моменты, когда толпе предпочитают одиночество.
Я не покидала дом с пятнадцати лет.
Я не понимаю, извините. - вы всё прекрасно понимаете.
Это моя комната.
Если кто-то находится на вилле, бродит по дому, я закрываюсь здесь.
Я всегда так делала. Даже когда родители были живы.
Я их почти не видела. Я ни с кем не вижусь.
В чём причина? - А в чём причина того, что вы всюду ходите в перчатках?
Это лишь вопрос гигиены, не вижу связи.
Вы боитесь прикасаться к людям, вам противно дотрагиваться до их вещей.
А я боюсь находиться среди людей. По-моему, наш личный выбор весьма схож.
Вы призываете поверить, что за 12 лет ни разу не прошлись по улице?
Вижу, вам известен мой возраст.
Но что-то тут не сходится, затворники никогда сторожа не нанимают.
Я выхожу побродить, если уж вам так интересно.
Но только по дому, когда здесь никого нет. Теперь это часто бывает.
На улицу никогда не выхожу. Одна мысль об этом меня парализует.
Надеюсь, сейчас вы меня понимаете?
И надеюсь, что вы окажете мне профессиональную услугу.
Даю вам слово, мисс Ибетсон.
Вы вправе назначить гонорар по своему усмотрению.
Я вам слепо доверяю.
Оставьте договор на столе. В следующий раз вы найдёте его подписанным.
А теперь прошу, простите, я очень устала.
Помимо неравнодушия к моим перчаткам, что побудило вас снова позвонить?
Я был с вами не очень любезен.
Меня подкупило то, как вы вчера смотрели на мой дом, из бара напротив.
Вы нашли отсутствующие детали.
Пока тебе придётся довольствоваться только этой.