Слушай, у меня четыре Ламборгини, а ты все не можешь отрегулировать выхлоп.
Сколько раз тебя заворачивало управление по охране окружающей среды?
Три? Ну ты спец.
4 машины, по 3 раза каждую. Итого 12.
Ты кто? Автомеханик или ракетчик?
Слушай, я никогда не продавал Ламборгини... а ты сказал, что тебе в легкую все урегулировать.
Ну нет. Я не желаю этого слушать.
Сэр, нам это просто необходимо.
Я объясню это моим кредиторам. Рыдать будут.
Я должен им 200 тысяч. Тысяч, друг мой, с тремя нулями.
Все мои деньги в этих машинах. Если не продам - мне конец.
Тебе это ясно? - вам понятно наше положение?
Кредиторы держат меня за горло.
Они могли отобрать у меня дело 11 дней назад.
Какой там залог? Они меня схватили за жопу!
Я понимаю ваши сомнения.
Ебанный Минздрав! Весь мир задыхается от смога, а они спасут его, не пропустив четыре автомобиля!
"Коллекционные машины Бэббита".
А сунуть им пробовал? Сколько они там в управлении получают?
Чарли, это мистер Ваит.
Ваит? - Да, насчет займа.
Если он не получит деньги к 5:30, то конфискует все машины.
Я тебе перезвоню... Скажи, что ничего не понимаешь.
Во вторник я выписал чек. Ты сама видела и передала курьеру.
Говори-говори. Так надо.
Сожалею, но мистер Бэббит сейчас отсутствует.
Хотите купить в другой фирме? Мы готовы пойти на уступки.
Он требует, чтобы ты сейчас же перезвонил. - Чарли...
Скажи ему, что я на Барбадосе, прилетаю в 1:30 ночи.
Чарли! - Что? Я тут. Ну, говори.
Мистер Бейтман отказывается от покупки. И мистер Уэбб тоже.
Просят вернуть аванс. Хотят купить две тачки у Валлей Моторс.
Скажи, что я говорю по другому телефону - машины прошли экологический осмотр... сейчас получим визу Управления по охране.
Ты слышишь меня, Ленни? - Да, слышу.
Скажи им, что я сбавляю по пять тысяч в знак признательности за их терпение.
Ты понял меня, Ленни? - Понял.
Точно понял? - Да.
Мистер Бейтман? Мистер Бэббит на другой линии.
Машины как раз проходят экологический осмотр...
Я хотел сказать, уже прошли.
Ждем документы из управления охраны природы с минуты на минуту.
И в благодарность за Ваше невероятное терпение... мы скостим вам по пять тысяч за каждую приобретенную машину.
Да. вы были исключительно терпеливы.
Мы благодарим Вас... Да, да. За Ваше терпение. вам спасибо.
Спасибо.
Едем в Палм Спрингс?
В делах такая каша, а ты хочешь уехать?
Мы вот-вот продадим машины и заработаем 75 тысяч.
Неплохо за пару телефонных звонков. - Совсем неплохо.
Ленни, ты знаешь, где нас найти? - Знаю.
Все под контролем.
Не хочу показаться назойливой... но, может, ты вымолвишь с десяток слов, пока мы едем в гостиницу?
Будем считать это любовной прелюдией.
Не можешь поделиться со мной мыслями?
Я просто размышляю. Ничего особенного.
Ну, а о чем ты думаешь - об этом нельзя поговорить?
Для поддержания беседы.
Было бы о чем говорить, Сюзанна - мы бы говорили.
А я просто думаю. Имею право или нет?
Не знаю, Чарли. У меня такое ощущение, что я уезжаю на несколько дней с кем-то другим.
Хорошо. Поговорить? Давай. Как прошел день?
Я не хочу говорить. - Нет, давай говорить.
Мне кажется, что ты меня отталкиваешь. Не в разговорах дело.
Опять пошло-поехало. Снова за свое.
Нет... Просто не знаю, зачем я это все терплю.
Ты хотела поехать в Палм Спрингс - и вот мы едем туда.
Но я не хотела ехать в одиночестве. Мы едем уже полтора часа...
Хочешь поговорить? Давай, говори!
Не в разговорах дело. Ты ведешь себя как...
Да? - Чарли, это Ленни.
Никак с тобой не свяжусь.
Мне позвонили по межгороду, мистер Муни - адвокат твоего отца.
Он разыскивал тебя.
Твой отец умер. Чарли?
Ага?
Я соболезную. Похороны завтра в Цинциннати. Он сказал, ты знаешь где.
Оставил номер телефона. - Это лишнее.
Что-то еще?
Это все. Слушай, если я могу быть чем-нибудь полезен...
Ладно.
Выходные полетели. - "Выходные"?
Я же тебе говорил, мы давно чужие.
Мать умерла, когда мне было два года. А мы с ним...
Просто не ладили.
Но на похороны ты едешь или нет? - Да.
Я с тобой. - Тронут. Но это, правда, ни к чему.
Я хочу, вот и все.
Ладно. Извини. Я забыл, с кем говорю.
засвидетельствовать нашему соседу.
Ибо наша любовь, уважение и память о нем... переживут на этой земле его самого.
Да послужат нам примером его любовь к жизни, преданность семье... и милосердие ко всем людям.
А теперь, в твердой надежде на воскрешение, вверяем Тебе душу нашего почившего друга.
Вечером просмотрю с ним завещание, и свалим отсюда.
Если хочешь, я могу посидеть в машине.
Розы пора бы полить - засохнут.
Знаю эту машину с детства. За рулем сидел только раз.
Бьюик Роудмастер 1949го года, с откидным верхом.
Выпущено всего 8000 машин.
Восьмицилиндровый.
Первая автоматическая коробка передач "Дайнафлоу".
Знаю ее, как свои пять.
Ты был единственным его ребенком.
Сколько ему было, когда ты родился?
45 или больше?
Наверное, он уже не надеялся стать отцом.
Он должен был тебя любить.
Думаю, ты преувеличиваешь. Ты был его ребенком. Сыном. Плотью от плоти.
И тут он не похож на человека, который не любит своего сына.
Да что ты их разглядываешь? Положи.
Хочешь расскажу одну историю? - Только без пены.
Видела машину без верха, в гараже? Вот его ребенок. И эти чертовы розы.
Бьюик? - Боже упаси прикоснуться.
"Классическая модель" - говорил он. "Внушает почтение. Это не для детей".
Десятый класс, мне 16.
Приношу домой табель. Раз в кои веки почти все - пятерки.
Иду к своему старику: "Можно взять машину?"
Хотел прокатить ребят. Ну, вроде, круг почета.
Говорит: "Нельзя". Краду ключи, выезжаю потихоньку.
Стр. 1 | Дальше>>