Лицо со шрамом (Scarface, 1983)

Все цитаты, стр. 1

В мае 1980 года Фидель Кастро открыл морскую границу близ г. Мариэль, о. Куба, дав разрешение отдельным кубинцам, имеющим в США родственников,
выехать в США на пмж.
В течение первых 72 часов на Кубу отчалило...
3000 частных американских судов.
Позднее обнаружилось, что Кастро принуждал судовладельцев... брать с собой в обратный путь не только родственников, но и отпетых уголовников, отбывавших сроки в тюрьмах Кубы.
Из 125 тысяч беженцев, достигших побережья Флориды, около 25 тысяч имели судимости.
"те, кто не желает приять мощь, героизм нашей революции!" "Мы таких не любим! Нам такие не нужны!"
Пуэрто-де-Мариэль, Куба
"Смотри, смотри, смотри!"
Так, ладно, как тебя звать? - "Как Вас зовут?"
Антонио Монтана. А тебя? Тебя как звать?
Ты где научился говорить по-английски, Тони? - В школе.
И ещё у отца. Он был... из Соединённых Штатов.
Ну, вот как ты, понимаешь?
Он был янки. Часто меня водил в кино.
Я учился. Смотрел на ребят типа Хемфри Богарда.
Джеймса Кэгни.
Они научили меня говорить. Радуют меня эти ребята.
Я знал, что настанет день, и я приеду сюда, в Соединённые Штаты.
А где сейчас твой старик? - Он мёртвый. Умер.
Когда-то. Где-то.
Мать? - Тоже умерла.
А чем ты занимался на Кубе, Тони? - А я, знаете, всяким.
Я был... То да сё.
В строительном деле.
Много работаю руками. Был в армии.
У тебя есть родственники в Штатах, Тони? Какие-нибудь братья, товарищи?
Никого. Все умерли.
А в тюрьме ты не сидел, Тони? - Я? В тюрьме?
Ни в коем случае. Нет.
А в сумасшедшем доме был?
Ага. Пока шли на той лодке.
А как насчёт гомосексуализма, Тони? Нравятся тебе мужчины, а?
В женское любишь одеваться?
Он у вас тут чё, за @банутого? Прикалывается надо мной?
Ты отвечай на вопросы, Тони.
Ладно. Нет. Понятно? Ни хера не люблю.
Задерживали за бродяжничество? За марихуану?
Никогда, старик. - За героин?
Кокаин? - Нет.
А где этот симпатичный шрам заработал, крутой ты наш? Манду лизал?
Как это я мог его заработать, когда лизал манду?
Он у меня с детства, понятно? - Ага.
Ты бы на второго пацана посмотрел. Его бы мама не узнала.
А это что?
А это просто так, старик. В честь своей девчонки.
Посвисти, "девчонки"! Как будто мы таких видели.
Это какая-то метка, они их на зоне используют.
Вилы означают "убийца" или вроде того.
Ну что, расскажешь сам, Монтана... или прокатишься с нами до фильтрационного лагеря?
Ладно, подловили.
Был я один раз на зоне. За то, что валюту покупал. Громкое дело, да?
Что-то даже не верится, Тони. - А это правда. У канадского туриста.
Да? А может ты его ограбил для начала? Увести его!
Увести! - Ладно, нап@здил!
Но дайте ещё с ним поговорить. Пожалуйста! Дайте мне ещё минуту.
Ты не коммунист? А?
Как тебе такое, старик?
Когда всё время указывают, что делать, что думать, что чувствовать.
Хотел бы жить овцой? Как весь народ, который там остался: "Бе-е, бе-е".
Хватит мне морочить голову!
Хотел бы въёбывать по 8, по 10 часов в день, и ничего не получать, ничего не иметь?
Хотел бы, чтоб на каждом углу стояло по "стукачу"?
Чтоб они следили за каждым твоим жестом!
За каждым твоим словом, старик?
А пробовал жрать осьминога по три раза в день?
А у меня он уже, бл@дь, из ушей лезет!
И хилять в ёбанных советских башмаках, не смотря на то, что... ноги уже в мозолях. Как тебе такое?
Что? Мне надо было остаться там, как будто так и надо?
Я ведь тебе, бл@дь, не преступник. Я не "педрило" и не вор.
Я - Тони Монтана, кубинский политзаключённый!
И я требую, бл@дь, соблюдения прав человека!
Как было обещано президентом Джимми Картером! Ясно?
Поглядел бы Картер на этого поборника. Язык хорошо подвешен.
Что скажешь, Гарри? - Я ему ни хрена не верю.
По мне, они все говорят одинаково. А этот сукин Кастро уже просто обнаглел.
Направь этого засранца в "городок свободы". Пускай на него посмотрят.
Увести его отсюда. - Знаете, что?
Гоните меня, куда хотите. Туда, сюда, за тем, за этим - я не пикну.
Вам не придумать ничего, чего бы я уже не вытерпел от Кастро.
Увести!
Ну? - Что "ну"?
Что ты им сказал?
То, что ты мне сказал. Сказал, что мы были... Что я лежал в санитарии.
Они не повелись.
В санитарии? - Ну да.
Я тебе сказал, что ты лежал в санатории, а не в санитарии.
В санатории. Да. - Нет, ты не говорил.
Нет, я тебе велел сказать, что у тебя был туберкулёз, и лежал ты с ним в санатории.
Что тебя вылечили.
Что меня вылечили? Разве ты мне это говорил? - Хватит.
Короче, тебе просто надо было помалкивать. - Ага, конечно.
Они бы тебя приняли за коня и отпустили.
Месяц спустя
"Продолжай в том же духе, чувак - сильнее будешь!"
"Ай! Пожалуйста, пожалуйста. Поаккуратней там."
"что мы идём танцевать."
Тони! Монтана!
Тони Монтана! "Подойди", чувак. Подойди.
"Чего тебе?" - Иди сюда. Надо поговорить.
Иди сюда, старик. Есть дело.
Почти попал. - Иди сюда.
Иди сюда. Надо поговорить. - Ты куда, друг?
Отвяжись от него. - У меня поинтересней дела.
Да ты струсил, чувак. А ведь чуть не выиграл.
Хочешь хорошую новость?
Конечно. Выкладывай.
Через 30 дней нам можно будет отсюда валить.
Мало того, нам дадут грин-карты и работу в Майами.
Попробуем или нет, старик?
А что делать-то надо? Смотаться на Кубу и пришить бородатого?
Неа, кое-кого другого. - Прикалываешься?
Нет. - Серьёзно, что ли?
Чувака по фамилии "Ревенга". Эмилио Ревенга.
Ревенга?
"Чёрт", старик. Слышал я о нём. - Да?
Он политик. - Ага.
Короче, он сегодня прибывает сюда. Кастро его взял да отпустил.
Этот дядя раньше был начальником под боком у Фиделя.
А потом Фидель перестал ему доверять и бросил в тюрьму.
Но пока Ревенга был на должности, то успел запытать нескольких человек.
И один из запытанных - братан какого-то богача из Майами, который сейчас решил поквитаться.
Вот, зачем понадобились мы.
Ну и рожа, блин.
Да.
Передай своим в Майами... своему другу... что с удовольствием.
Я убью коммуниста и за просто так, но за грин-карту я его подрежу чисто ювелирно.
Майами, шт. Флорида, 11 августа 1980 года. "Юнайтед Пресс Интернэшнл":
Стр. 1 | Дальше>>