Довод (Tenet, 2020)

Все цитаты, стр. 11

Мы же их предки.
Если они уничтожат нас, разве это не уничтожит их самих?
Это подводит нас к парадоксу дедушки.
Чему?
Если бы ты вернулся в прошлое и убил собственного дедушку, как ты смог бы родиться, чтобы совершить это убийство?
И какой ответ?
Ответа нет. Это парадокс.
Но в будущем, те, кто у власти, явно верят, что можно сбросить дедушку с лестницы, выколоть ему глаза и перерезать горло без последствий.
Они могут быть правы?
Не важно.
Они в это верят.
А значит, они хотят нас уничтожить.
Могу я дальше поспать?
Нет. Я думал ещё о кое-чём.
Супер.
Об инвертировании течения времени.
Разве то, что мы сейчас здесь, не означает, что этого никогда не случится?
Что мы их остановили?
В лучшем случае, я бы сказал, что это так.
А в худшем?
В теории о параллельных мирах мы не можем знать о связях между сознанием и множественными реальностями.
Голова ещё не кипит?
Кипит.
Попробуй поспать.
Чёрт.
Они не завезли нас внутрь.
Что нам делать?
Мы используем брешь.
И хаос сразу после взрыва. Приготовься.
Она достаточно исцелилась?
Не знаю.
Я никогда не делал этого раньше.
Пожарная на месте.
Ты проводишь Кэт через брешь, я позабочусь о людях Сатора и сторожу хранилище.
Потом ты приведёшь её сюда.
Как твоя рука?
Не очень.
Мы двинемся, как только услышим шум двигателей.
Погоди, стой. - Что?
У тебя идёт кровь.
Так, позволь мне взглянуть.
Готов?
Жди здесь. Я пошёл.
Ну же!
Давай, давай!
Пошёл!
Ты знал, что это я выхожу из хранилища.
Почему ты мне не сказал?
А как объяснить то, что кто-то собирается всадить пулю в собственный мозг?
Но потом?
Всё то же самое, я знал, что с тобой всё будет в порядке.
Что случилось, то случилось.
Если бы я рассказал, ты бы вёл себя по-другому, кто знает?
Политика пресечения.
Чья политика?
Наша, мой друг.
Мы люди, спасающие мир от того, что могло бы быть.
Кэт?
Я здесь.
Это будет серьёзным шрамом.
Ты будешь в порядке.
Сделал.
Сделал что?
Алгоритм у Андрея.
Вы не знаете, где он.
Или когда.
Доставь Прию сюда, в Осло. - Зачем?
Если я ничего не сделаю, через два дня она расскажет мне о плутонии.
Ничто не может изменить это.
Посмотрим.
Просто приведи её сюда.
Здравствуйте, Прия.
Что происходит?
Где Нил?
Вылечивает Кэтрин Бартон, которая чуть не умерла из-за вас.
Что я сделала?
Что вы собираетесь сделать.
Через два дня вы будете дразнить меня плутонием-241перед самым опасным в мире торговцем оружием.
Сейчас я хочу знать зачем.
Вы позволили Сатору добраться до плутония?
Нет, я позволил ему овладеть алгоритмом.
Так что расскажите о нём, Прия.
Он... Он уникален.
Учёная, которая создала алгоритм, покончила с собой, чтобы её не заставили создать ещё один.
Учёная из будущего?
Через несколько поколений.
Почему она должна была покончить с собой?
Вы знакомы с Манхэттенским проектом?
Когда всё приблизилось к первому атомному испытанию,
Оппенгеймер забеспокоился, что детонация может вызвать цепную реакцию, охватившую весь мир.
Но они всё равно продолжили, и им повезло.
Думайте о нашей ученой как об Оппенгеймере её поколения.
Она придумывает способ перевернуть мир, но убеждается, что, уничтожая нас, они уничтожают самих себя.
Парадокс дедушки.
Но, в отличие от Оппенгеймера, она бунтует, разделяя алгоритм на девять частей и пряча их в лучшем месте, которое она может придумать.
В прошлом.
Здесь, сейчас.
Существует девять ядерных оружий.
Девять бомб.
Девять комплектов самых тщательно охраняемых материалов в мировой истории.
Лучшее из возможных укрытий.
Объекты ядерного сдерживания.
Пожизненная миссия Сатора, финансируемая и направляемая будущим, состояла в том, чтобы найти и собрать алгоритм заново.
Почему выбрали его?
Потому что он оказался в нужное время в нужном месте.
Распад Советского Союза.
Самый опасный момент в истории ядерного оружия.
Сколько у него частей?
После 241, все девять.
Господи Иисусе.
Именно поэтому на этот раз вы поступите по-другому.
Чтобы что-то изменить?
Чтобы Кэтрин не пострадала?