Дуэнья (1978)

Все цитаты, стр. 12

Поэтому мне остается всю жизнь носить эту одежду.
Монашеский наряд хорош, но только для маскарада.
От полноты сердца поют голубицы.
Опорожним еще по одной, братья.
За здоровье настоятельницы монастыря святой Каталины.
Достопочтенную аббатису мы уже помянули.
Помянули один раз - помянем еще. -Верно. -Выпьем за всех.
За святую Каталину, за аббатису.
И за ее синеглазых голубиц.
Кто там?
Ну кто там?
Там двое пришли и просят отца Пабло.
Что такое?
Как смеешь ты нарушать нашу молитву?
Я думал, вы закончили. -Нет, мы не закончили.
Разве мы закончили, отец Франциск?
Осталось по бутылке на брата. -Они очень просили.
Сказали, что дело не терпит отлагательства.
Святой отец! Мы пришли к вам с просьбой.
Чем я могу помочь, дети мои?
Ваш благочестивый вид сразу вызывает доверие.
А ваша полнота говорит о доброте и мягкости нрава.
Увы, внешность моя обманчива.
Я несколько объемист, но когда постишься, питаешься ветром, вот меня и раздуло, как пузырь.
Святой отец, ваши розовые щеки свидетельствуют о вашем добром здоровье. Обвенчайте нас, святой отец.
Столько пришлось краснеть за человеческий род, что краска стыда не покидает лица моего. -Обвенчайте, падре.
Сочетать браком тайным образом небезопасно.
И в душе у меня много веских доводов против.
Увы, дети мои, против.
Святой отец, а в моем кошельке много веских доводов за.
Стыдитесь. Я рассержусь.
Вы забываете о моем священном сане...
Святой отец, но ведь есть же еще один довод за.
Я же дал клятву не прикасаться перстами к презренному металлу.
И я не нарушу эту клятву. -Святой отец...
Но если назойливые миряне суют мне всякую дрянь в этот карман или в этот карман, то грех они берут на свою душу.
Берем. -Берем на свою душу.
Святой отец, вы будете нас венчать или нет?
Пройдите, дети мои.
Хорошие новости, сестра Инесса?
С этим письмом вы принесли мне надежду.
Антонио!
Я здесь, Инесса!
Антонио, вот письмо от отца.
"Дорогая дочь, осчастливь своего возлюбленного.
Я шлю тебе мое родительское благословение.
Возвращайтесь домой, где ждет вас любящий отец".
Теперь ничто не мешает нам обвенчаться.