Дуэнья (1978)

Все цитаты, стр. 11

Сеньорита Леонора бежала ради любви к сеньору Антонио.
Это правда. Я сам их видел в объятиях у старой мельницы.
Ну, друг Антонио, ты жизнью мне заплатишь за все.
Конечно, перережьте ему горло на здоровье.
Что же касается Леоноры, она не достойна моего гнева.
Я бы не стал на нее сердиться. Она этого не стоит.
Врешь, каналья. Она достойна ненависти королей.
Вот это верно. Мне жаль, что вы ее потеряли.
Подлая тварь, ты еще смеешь мне сочувствовать!
Я вас осуждаю. -Убирайся и не раздражай меня.
Слушаю, ваша милость.
Сейчас сеньорита Леонора прячется в монастыре.
И сеньор Антонио придет к ней туда.
В каком она монастыре? -Святой Каталины.
Ваша милость, какой-то человек там, внизу, говорит, что принес письмо от сеньориты Инессы. -Как? Давай-ка сюда.
Действительно, почерк моей дочери.
"Дорогой отец, как добиться мне вашего прощения за мой дерзкий поступок?" А-а, Мендосо мне все объяснил.
Я ничего не знаю.
"Я еще не замужем, но нахожусь с человеком, который любит меня больше всего на свете".
Конечно, Мендосо ее боготворит.
"Я с нетерпением буду ждать ответа, который принесет мне ваше прощение и благословение.
После чего к вам тотчас вернется любящая вас Инесса".
"Прощение"! Конечно, она сейчас же получит.
Я никогда не был так счастлив и рад.
Я добился своего. Я знал, что добьюсь.
Вели человеку, который принес письмо, подождать.
Принеси перо, бумагу.
Марсела! Лауретта! Тристан! Рикоредо!
Эй, кто там? Фабио! Луис! Рикардо!
Винченцо! Анардо! Готовьте свадебный ужин.
Накрой стол в большом зале. Достаньте из погреба лучшие вина.
Позовите музыкантов. Распахните настежь двери, пусть заходит каждый, кто захочет быть гостем в моем доме.
Я покажу, как умеет веселиться старый дон Джеромо.
"Дорогая дочь!
Осчастливь своего возлюбленного.
Я шлю тебе мое родительское благословение".
Открыло небо синие ресницы,
И плещет солнце раннее вдали.
И теплый свет так ласково струится
Под шепотом земли...
Ты и в самом деле не хочешь, чтобы мой брат искал тебя?
Как ты думаешь, зачем же я скрываюсь под этой одеждой?
Наверное, потому что она тебе очень к лицу.
Надеюсь, на всю жизнь ты не собираешься оставаться монахиней?
Если бы Фернандо не оскорбил меня вчера...
Это же любовь была причиной его дерзости.
Ты считаешь меня жестокой, но, если бы Фернандо был здесь, я бы его простила. Но он слишком горд, чтобы сделать первый шаг к примирению.
А я слишком упряма, чтобы заговорить с ним первой.