С большим удовольствием. Я готов.
Посетим городские тюрьмы...
А зачем же тюрьмы?
Осмотрите, как у нас содержатся преступники.
Уж лучше мы обсмотрим богоугодные заведения.
Как вам будет угодно. Прошу.
А это что такое? - Это ничего-с. Прошу.
Бросай.
Ах, маменька! Маменька!
Кто-то бежит, вон, в конце улицы.
Где бежит? У тебя вечно какие-нибудь фантазии.
Ну да, бежит. Кто же это?
Это Добчинский, маменька. - Какой Добчинский?
Тебе всегда вообразится этакое... Совсем не Добчинский.
Право, маменька, Добчинский.
Вот нарочно, лишь бы только поспорить.
Говорят тебе - не Добчинский.
А что, маменька? Видите, что Добчинский.
Ну да, Добчинский. И чего же ты споришь?
Стой!
Ну что? Рассказывайте.
От Антона Антоновича.
"Спешу тебя уведомить, душенька, что состояние мое было весьма печальное, но, уповая на милосердие Божие, за два соленых огурца особенно и полпорции икры рубль 25копеек..." к чему же тут соленые огурцы и икра?
А, это там какой-то счет был.
А, да, точно. "Но, уповая на милосердие Божие, кажется, все будет к хорошему концу.
Приготовь поскорее комнату для важного гостя, а закусим мы в богоугодном заведении". А каков он собой?
Что, стар или молод?
Молодой. Молодой человек. брюнет или блондин?
Нет, больше шантрет, а глаза такие быстрые, как зверьки, так даже в смущение приводят.
Да вам-то чего бояться? Ведь вы не служите.
Да так, знаете, когда вельможа говорит, чувствуешь страх.
Т-с-с!
О! Здрасте.
Мне нравится, что у вас все показывают проезжающим в городе.
В других городах мне ничего не показывали.
В других городах... В других городах, осмелюсь доложить вам, градоправители и чиновники заботятся больше о своей, то есть, пользе.
А здесь, можно сказать, нет другого помышления, кроме того, чтобы бдительностью и благочинием заслужить внимание начальства.
Я люблю поесть. Ведь на то и живешь, чтобы срывать цветы удовольствия.
Что же, дядюшка, скоро будет генерал?
Какой генерал? - Да барин ваш.
Барин? Да какой же он генерал? - А разве не генерал?
Генерал, только с другой стороны.
А что же это - больше или меньше настоящего генерала? -Больше.
Ишь ты как!
Послушай, малый! Ты, я вижу, проворный парень.
Приготовь-ка там чего-нибудь поесть.
Для вас, дядюшка, еще ничего не готово, а простого блюда вы не будете кушать.
А чего есть простого? - Щи, каша да пироги.
Давай сюда и щи, и кашу, и пироги.
Эй, малый! А что, тут другой выход есть? -Есть. -Ага.