Ах, батюшки! - Ничего, ничего...
Да, нехорошее дело заварилось.
А я хотел, Антон Антонович, попотчевать вас собачонкою.
Родная сестра тому кобелю, которого вы знаете.
Батюшка, не милы мне теперь ваши кобели.
Насчет того, что называется в письме грешками, я ничего не могу сказать. Да и странно говорить: нет человека, который бы не имел за собой каких-нибудь грехов.
Это уж так самим Богом устроено. - Грешки грешкам - рознь.
Я всем открыто говорю, что я беру взятки. Но чем взятки!
Борзыми щенками. Это совсем иное дело.
Щенками или чем другим - все взятки. -Нет, Антон Антонович.
А если, например, у кого-нибудь шуба стоит 500 рублей да супруге шаль... -И что из того, что вы берете взятки борзыми щенками? Зато вы в Бога не веруете, вы в церковь никогда не ходите.
А я, по крайней мере, в вере тверд и каждое воскресенье бываю в церкви. А вы... Я знаю вас: вы если начнете говорить о сотворении мира, просто волосы дыбом поднимаются.
Да ведь сам собою дошел, собственным умом.
В ином случае много ума хуже, чем бы его совсем не было.
Ах, у меня инкогнито проклятое сидит в голове.
Так вот и ждешь, что отворится дверь - и шасть...
Чрезвычайное происшествие!
Неожиданное известие! Приходим в гостиницу...
Приходим мы с Петром Ивановичем в гостиницу...
Нет, позвольте я скажу. - Нет, позвольте я.
У вас уже слог не тот и пришепетываете.
У вас, я знаю, один зуб во рту со свистом.
А вы собьетесь и не припомните все. -Припомню, ей-богу!
Да говорите ради Бога, что такое?
У меня сердце не на месте. - Позвольте, я все по порядку.
Как только я имел удовольствие выйти от вас, так я тогда же забежал... Не перебивайте, Петр Иванович!
Забежал к Коробкину. Не заставши его дома, я встретился с Петром Ивановичем...
Возле будки, где продаются пироги...
"Зайдем в гостиницу.
Туда теперь привезли свежей семги, так мы и закусим".
Только мы в гостиницу, как вдруг молодой человек...
Недурной наружности, в партикулярном платье...
Э! -Нет, Петр Иванович, это я сказал "э".
Сначала вы сказали, а потом и я сказал.
"Э!" - сказали мы с Петром Ивановичем.
А вот он-то и есть этот чиновник.
Что? Какой чиновник? - Чиновник-та, о котором вы изволили получить нотацию, - ревизор. -Ах!
Что вы, что вы! Господь с вами! Это не он.
Он! И денег не платит, и не едет. Кому же быть, как не ему?
Он, ей-богу, он. Меня так и проняло страхом.
Господи, помилуй нас, грешных!
И давно он здесь? - А недели две уж.
Несут! -Несут! Несут! Несут! Ха-ха!
Хозяин в последний раз уж дает.
Хозяин, хозяин... Я плевать на твоего хозяина.
Что там такое? - Суп и жаркое.
Как, только два блюда? Но этого мало.
Нет, хозяин говорит, что еще много. -А семга? А котлеты?
Так это для тех, которые почище-с, которые деньги платят.
Я с тобой, дурак, не хочу рассуждать...