Согласитесь отвечать моим чувствам, не то я смертью окончу жизнь свою.
Маменька, он обо мне это говорил. -Да, конечно.
Было и о тебе. Я ничего этого не отвергаю.
Где ж теперь, позвольте узнать, находится именитый гость?
Он отправился на один день к дяде, испросить благословения. Но завтра же...
Премного благодарен.
Но завтра же - и назад.
Сто лет. -И куль червонцев. - Продли Бог. -На сорок сороков.
Чтоб ты пропал. - Черт тебя побери.
Покорнейше благодарю. И вам того же желаю.
Мы теперь в Петербурге намерены жить.
Я хочу, чтобы наш дом был первый в столице.
И чтобы у меня в комнате такое было амбре, чтобы нельзя было войти и нужно было только этак зажмурить глаза.
Ах как хорошо!
Да, признаюсь, господа, я, черт возьми, очень хочу быть генералом.
И дай Бог получить.
Большому кораблю - большое плавание.
Вот уж кому пристало генеральство, как корове седло.
Чего доброго еще и будет генералом.
Тогда, Антон Антоныч, и нас не позабудьте.
Не оставьте покровительством.
В следующем году повезу сынка в столицу на пользу государства.
Так сделайте милость - окажите мне вашу протекцию.
Я готов со своей стороны стараться.
Ты, Антоша, всегда готов обещать.
И как можно и с какой стати себя обременять этакими обещаниями?
Ну почему же, душа моя, иногда можно.
Иногда. - Можно, конечно.
Ведь не всякой мелюзге оказывают покровительство.
вы слышите, как она трактует нас? -Да.
Посади ее за стол, она и ноги свои...
Удивительное дело, господа!
Чиновник, которого мы приняли за ревизора, был не ревизор!
Совсем не ревизор. Я узнал это из письма.
Из какого письма? -Да из собственного его письма.
Приносит ко мне на почту письмо - я взял, да и распечатал.
Неестественная сила побудила.
Как же вы осмелились распечатать письмо такой уполномоченной особы?
В том-то и штука, что он не уполномоченный и не особа.
А что же он, по-вашему, такое?
Ни се ни то. Черт знает, что такое!
Как ни се ни то?
Как вы смеете называть его ни тем ни сем и еще черт знает чем?
Я вас под арест! Я вас в самую Сибирь законопачу!
Эх, Антон Антоныч. Что Сибирь? Далеко Сибирь.
Вот тут уж я вам прочту.
Господа, позвольте прочитать
"Спешу уведомить тебя, душа Тряпичкин, какие со мной чудеса.
На дороге обчистил меня кругом пехотный капитан, так что трактирщик хотел уже было посадить в тюрьму; как вдруг по моей петербургской физиономии и по костюму весь город принял меня за генерал-губернатора.
И я теперь живу у городничего, жуирую, волочусь напропалую за его женой и дочкой; не решился только, с которой начать, - думаю, прежде с матушки, потому что, кажется, готова сейчас на все услуги.