Завтрак был очень хорош. А как называлась эта рыба? -Лабардан-с.
Очень вкусная. А где это мы завтракали?
В больнице. - В богоугодном заведении.
Да, помню. Там еще стояли кровати. А больные выздоровели?
Человек десять осталось, не больше.
С тех пор, как я принял начальство, может быть, это покажется вам невероятным, - все больные как мухи выздоравливают.
Уж на что, осмелюсь доложить вам, головоломна обязанность градоначальника!
Столько лежит всяких дел, относительно одной чистоты, починки, поправки, но, благодарение Богу, все идет благополучно.
Скажите, пожалуйста, а нет ли у вас каких-нибудь развлечений, обществ, где можно было бы поиграть, например, в карты?
Боже сохрани. Здесь и слуху нет о таких обществах.
Я карты в руки никогда не брал.
Даже не знаю, как играть в эти самые карты.
А у меня, подлец, выиграл вчера 100 рублей!
Житье в Питере лучше всего! Жизнь тонкая и политичная.
Театры, собаки тебе танцуют, и все, что хочешь.
Разговаривают все на тонкой деликатности.
"Почтенный!"
На перевозе в лодке рядом с чиновником сядешь.
Старуха офицерша забредет, горничная иной раз заглянет такая, что... Ух!
Галантерейное, черт возьми, обхождение!
А что вы, господа, стоите? Пожалуйста, садитесь.
Чин такой, что еще можно постоять.
Не извольте беспокоиться. - Мы постоим. -Да.
Без чинов, прошу садиться.
Я не люблю церемонии. Напротив, я даже стараюсь... я стараюсь проскользнуть незаметно, но никак нельзя скрыться, ну никак нельзя!
Только выйду куда-нибудь, уж и говорят:
"Вон Иван Александрович идет! Иван Александрович идет!"
А один раз меня приняли даже за главнокомандующего, да: солдаты выскочили из гауптвахты и сделали ружьем.
С хорошенькими актрисами знаком.
Я ведь тоже разные водевильчики...
Литераторов часто вижу.
С Пушкиным на дружеской ноге.
"Ну что, брат Пушкин?"
"Да так, брат, - отвечает, бывало, - так как-то все..."
Большой оригинал. - Так вы и пишите?
"Женитьба Фигаро",
"Роберт-Дьявол", "Норма".
Уж и названий даже не помню. И все случаем: я не хотел писать, но говорят:
"Пожалуйста, братец, напиши что-нибудь!"
"Пожалуй, изволь, братец".
И тут же в один вечер, кажется, все написал, всех изумил.
У меня легкость необыкновенная в мыслях.
Так, верно, и "Юрий Милославский" ваше сочинение?
Да, это мое сочинение. - Я сейчас же догадалась.
Маменька, там написано, что это господина Загоскина сочинение.
Вот, я и знала, что даже здесь будешь спорить. это точно господина Загоскина, а есть другой "Юрий Милославский", так вот тот уж - мой.
Ну, так, это, верно, я ваш читала. Как хорошо написано!
У меня дом первый в Петербурге.
Сделайте милость, господа, если будете в Петербурге, прошу, прошу ко мне!
Я ведь тоже балы даю.