Матрос с ума сдвинулся.
Ну? -Поет под ружьем невесть что.
Похабное, что ли? -Никак нет, ваше высокородие.
Государства российского императорский гимн.
Подлец. -Так точно, ваше высокородие.
Ружьем приемы делает, ногами гимнастику и поет!
"Боже, царя храни, сильный, державный, царствуй на славу, на славу нам.
Царствуй на страх врагам.
Ура!
Боже, царя храни, сильный, державный, царствуй на славу, на славу нам.
Царствуй на страх врагам."
Ты что, болван, до зеленых чертей допился?
Никак нет, ваше высокородие.
Самого государя императора, совокупно с матушкой императрицей Марией Федоровной, августейшими дочерьми и наследником цесаревичем Алексей Никол... -Цыц!
Всем, значит, августейшим семейством из-за второй трубы выйти изволили и за шестой блок торжественно проследовали.
Ты что, негодяй, спал под ружьем?
Может, его из брандспойта окатить?
Никак нет, ваше высокородие.
Для встречи слева слушай: на караул!
Боже, царя храни, сильный, державный, царствуй на славу, на славу нам.
Взять его - и в лазарет! -Есть!
А ну, хватай его!
Царь православный! Боже, царя храни!
Чуть что, режь шторм-трап.
Кого это ищут, господин лейтенант? -Учения, должно быть.
Ну, пора спать, мичман.
Да. Теперь спать.
А поутру она вновь улыбалась.
Прошу внимания, господа.
С Божьей помощью мы вышли в заграничное плавание.
Николай Васильевич поручил мне выразить надежду, что в этом походе офицеры "Елизаветы" окажутся на высоте своего полка. Скоро Гавр, господа.
К сожалению, пребывание в заграничных портах губительным образом сказывается на умонастроениях нижних чинов.
Однако не все офицеры это понимают, ибо не осознают всей тяжести положения в России.
Не правда ли, лейтенант Грузинов?
Да, все кажется спокойным.
Нет баррикад, на улицах не раздаются выстрелы.
Слава тебе господи. -Да, баррикад нет, господа.
Нет врага, на которого можно пойти прямо.
Зато есть враг тайный. -О да.
Враг подпольный. Враг, собирающий силы.
Нижние чины вовсе не в наших руках, как думают некоторые офицеры.
Нужно нам, господа, употребить всё свое влияние, чтобы привлечь нижние чины на свою сторону.
Среди боцманов, кондукторов и унтер-офицеров есть верные и преданные люди.
Савичев, Григорьев, Карнаухов - наша опора, господа.
Беседуйте, сближайтесь.
Прошу господ мичманов особенно учесть это обстоятельство и помнить: внутренний враг не дремлет.
Так точно, господин капитан второго ранга.
Внутренний враг не дремлет.
Плохо.