Если не ошибаюсь, мичман, вчера вы вместо внезапно захворавшего мичмана Ведерникова сопровождали матросов на берег?
Так точно, господин капитан первого ранга.
Ревизора ко мне! -Есть!
Да, такое пятно с корабля и стальными скребками не сотрешь.
Слушаю вас, господин капитан первого ранга.
Мичман Панин обратился ко мне с просьбой выплатить ему денежное довольствие за месяц вперед. Я разрешаю.
Наши молодые офицеры любят широко пожить за границей.
Ну а дома... -Вы свободны! -Слушаюсь!
Я полагаю, что вам следует отстать от корабля, и немедленно.
Салют, Василий. -Салют, Пьер.
Здравствуйте, Варя! Садитесь.
Ну рассказывайте, какие новости. -Очень хорошие.
Их много. Прежде всего я привезла вам деньги.
Деньги? Отлично. Начинаю раздавать долги. Мсье Альфонс!
Он просит вас не волноваться, так как понимает ваше тяжелое положение.
Так, теперь по порядку: что слышно о моих тринадцати?
Андрей Иванович в Женеве, вчера получили сообщение из Петербурга: на заводе Леснера вспыхнула забастовка.
И здесь наверняка не обошлось без Егора и Семинариста.
Ну, а об остальных скоро услышим.
Пора, пора мне в Россию.
А что вы предполагаете делать в России?
Мой план прост: буду пробираться к себе в Тульскую губернию, я там всех знаю, поступлю на оружейный завод.
Скажите, а что с вами сделают, если вы вернетесь к себе на корабль?
Дознаются до правды - пожизненная каторга.
В лучшем случае разжалуют в рядовые.
В рядовые?
Вот это было бы прекрасно.
Прекрасно...
Дело ведь не в погонах.
В конце концов, ваши военные знания останутся при вас.
Но вы станете ближе к матросской массе.
Я привезла вам письмо. -От кого?
"Дорогой друг, очень жаль, что нам не удалось встретиться...
Жму руку, ваш Ленин".
Владимир Ильич?
"Дорогой друг, очень жаль, что нам не удалось встретиться.
Товарищи рассказали мне вашу одиссею.
В высшей степени примечательная история.
Да, Балтика кипит, а организации нет, просто плакать хочется.
Как жаль, товарищ Панин, что вы теперь вне флота.
Шутка сказать: большевик, получивший специальное военное образование.
Представьте себе год эдак 1916-й,
17-й, ну, скажем, 18-й.
К этому времени в России непременно вспыхнет революция.
И начнется она, разумеется, в Петербурге, так же, как и первая.
Вы понимаете, что может натворить флот, каждый корабль, если он станет революционным?
Жму руку. Ваш Ленин."
Господа, Панин явился!
Здорово, Грузиночка! Как тут жили без меня?