1
Ты кто такой? -Матрос, господин боцман.
Врешь. Что есть русский матрос?
Он есть орел!
Он есть атлет, опора.
2
Пороть их, мичманков, надобно, пороть!
Зелено есть молодо.
3
Замечено, господа, что мичман Панин под влиянием дамских глаз способен, оторвавшись от земли, летать по воздуху, что скорее свойственно авиатору. -Он Уточкин.
Или цирковому акробату, чем скромному судовому механику.
4
Мадмуазель Клодин, с которой я имел честь, т.е. она имела честь, а я имел удовольствие ужинать, оказалась восхитительно сложена, что вам должно быть известно и без моего доклада.
5
Куда прятать будем? -Спрячем.
Вы на корабле первый день, ваше благородие, а с нашими боцманами иголку сыщут в случае чего.
6
Ваше высокоблагородие, так что происшествие на корабле.
Так что разрешите доложить, сдвинулся!
Матрос с ума сдвинулся.
Ну? -Поет под ружьем невесть что.
Похабное, что ли? -Никак нет, ваше высокородие.
Государства российского императорский гимн.
Подлец. -Так точно, ваше высокородие.
7
А теперь, ваше высокородие, научный опыт по проникновению вещи в вещь. -Давай!
Кубра на кубре щи варила, пришедши букара да выхлебала.
Вот и все, ваше высокородие.
А куда этот медикамент пропал?
Букара выхлебала.
А кто есть такое букара? -Не могу знать, ваше высокородие.
Над постижением сих тайн природы трудились многие хироманты и профессора белой и черной магии.
Пока без результата, ваше высокородие.
8
Митрофанов! -Я!
Повтори. Что есть революция?
Злоумышленные действия государя императора.
Не полно. Камушкин! Добавляй!
Богопротивные порядки, господин унтер-офицер.
Свяжи, репа, воедино свяжи.
Оно есть злоумышленное свержение государя императора и богопротивных порядков. -Чего? Чего зубы-то скалишь?
9
Духовной жаждою томим... в кают-компании влачился...
И шестикрылый серафим на перепутье мне явился.
10
Я, милостивый государь, моряк, а не жандарм.
Один раз я сделал для вас всё, что можно требовать от порядочного человека.
У вас нет никаких других оправдательных документов?
Я вынужден предать вас суду.
11
Господин капитан первого ранга приказали передать вам книги для прочтения.
Брось на диван.
Увлекся юбкой.
Проболтался месяц по парижским шантанам. Пьянствовал.
Водопад жизни увлек его, Шарль потерял голову.
Роковой случай привел его в игорный дом.
Хм, интересно.
12
История, которая привела меня на скамью подсудимых, печальна и поучительна.
Печальна, потому что я совершил проступок, бросающий тень на мое офицерское достоинство.
И поучительна, ибо молодые офицеры смогут извлечь из нее душеспасительные уроки.
Более месяца тому назад я обратился к капитану первого ранга Сергееву с просьбой выплатить мне денежное довольствие за месяц вперед.
Я надеюсь, что суд поймет меня, господа.
Я впервые вступил на таящую в себе столько заманчивых для молодого человека возможностей землю Франции.
Я очутился в Гавре, затем в Париже.
Роковой случай привел меня в игорный дом.
Каково излагает, подлец!
Роман, господа, роман. -Повезло...
События разворачивались со стремительностью необыкновенной, господа.
Водопад жизни увлек меня, я потерял голову.
Чудо!
Не чудо, а позор флота.
А по мне, господа, месяц так пожить, а потом хоть в шпаки.
Да что месяц... Недельку бы.
Хоть на зубок попробовать.
Эх, молодые годы, где вы?
Что же тут судить, господа? За что?
Граф Монте-Кристо.
Итак, господа, я подхожу к концу моей печальной истории.
О, как трудно, господа...
Без денег, без крова, без друзей, брошенный на дно жизни, я жил лишь мечтою о возвращении в свою офицерскую семью.
Тяжелым трудом собрал я нужные деньги.
И вот я здесь, господа.
Вам ли говорить, господа, сколь глубоко я осознаю всю тяжесть моего проступка...
13
Дело, несомненно, политическое, а они его судят как беспутного гуляку. -И отлично.
Взгляните на этих безусых офицеров.
Впрочем, и на усатых тоже.
Панин в их глазах сейчас герой.
Так пусть лучше их симпатии относятся к беспутному гуляке, нежели к политическому преступнику.
Вы понимаете, о чем я говорю?
14
Представьте себе, товарищ Панин, год эдак 1916, 17-й, ну, скажем, 1918-й.
В России непременно вспыхнет революция.
И произойдет она так же, как и первая, в Петербурге.
Вы представляете себе, что может натворить флот, каждый военный корабль, если он станет революционным!