Штаны на кресло, плащ - в гардероб, ботфорты - к камину.
Я солдат, мадам. Так где же Ваша очаровательная дочь?
Лезь ко мне, у меня тепло.
Ты кто? - Какая разница, лезь!
Обожди, я ноги вытру. - Да, лезь, какая разница?!
Тебя как звать, пацан?
Марья Андреевна.
Ну чего ты, двинься ближе. Ну двинься, чего ты.
Что Вы? - Дурачок!
Манька! Смотри у меня! - Тебя не спросилась.
Ближе! - Что Вы!
Ну двинься, двинься. Ой, сердце-то у тебя как бьется.
Что Вы? - Ты чего испугался?
Пустите.
Ну что ты! - Пустите, Мария!
Мария! Как же, Мария! Дура белобрысая, а не Мария.
Ну ты ходок!
Ну-ка маленечко...
А вы напрасно иронизировали насчет моего возраста. Мне уже девятнадцать.
Да, девятнадцать, через пять месяцев. А это не так уж мало, представьте.
Захар! Дай редисочки. - Последняя!
Уже пора, знаете ли, чем-то - о себе, что-то - после себя.
Что? Полковник - супруг, а любить меня?
Я понимаю, в прошлом, социальные условия, мадам Бовари...
Ты чё лапами-то шаришь? - Вот дает, а!
Теперь можете смеяться, сударыня. Мне это глубоко безразлично.
Почта, почта!
Принимай!
Я выше Ваших подозрений, сударь! И вот вам моя рука.
Майне либе. Моя дорогая. Моя дорогая! Моя дорогая!
С наступающим, ёжик!
Здрасьте.
А ты парень-то хозяйственный!
Почему вы всегда иронизируете? - Что ты, что ты, мальчик!
А правда, что ты со мной во сне разговариваешь?
Косых девчонкам рассказывал.
Как интересно!
Ну ты заглядывай, посидим, покурим, чайку попьем.
Благодарю Вас, я чай не пью.
А, понимаю, к спирту привыкли.
Предпочитаю.
Чаем с конфетками на гражданке будем баловаться.
Это потрясающе!
Пацана охмуряешь? - Да! А что?
Слышу - почтарь: "Колышкин, Колышкин!",