Как ты лейтенанта в щёчку-то!
Ну, это точно - штрафная. - Да брось ты, подумаешь, губа.
Я увидеть, увидеть тебя хочу, лицо твое увидеть хочу.
А чего тебе мое лицо-то? Вот выйдешь - насмотришься.
Ну хочешь, хочешь дверь в щепки разнесу!
Ты что спятил? - Ради тебя, хочешь?
Грамотный ты больно, чего это ради меня-то?
Ну чего, чего это ты разошелся-то? Сидишь - сиди!
Ты можешь говорить все, что угодно.
Я виноват перед тобой, виноват, так виноват!
Оба погорячились, с кем не бывает...
Нет-нет, это я виноват, я!
Да ладно, ведь я тоже - не сахар.
Я увидеть тебя хочу! Хочу и все.
Ну что ж ты молчишь.
Слышь, я в окошко просунуться не могу.
Ефрейтор Косых! - Я, товарищ гвардии лейтенант!
У меня в 43-ем тоже такое было!
Это за мной.
Смех, ей богу! Это в тылу расформирований.
Мы с девчонками на танцы рванули, в самоволку.
А тут как раз проверка, представляешь, что было!?
Ты чего молчишь? Чего молчишь, ёжик?
Захар?
Товарищ гвардии майор! Кому арестованного сдать?
Колышкина, который мертвым прикинулся.
Колышкин! А кто его к награждению подсунул?
Так это ж когда было? Немцев в лесу обнаружил.
Одной рукой награждаем, другой сдаем...
Орден мы на него получили. И на тебя тоже.
Грач!
Товарищ гвардии майор! Товарищ гвардии майор!
А как же? Колышкин на товарища полковника кидался.
Я буду ходатайствовать. - Ну правильно.
А награждение придержим.
Совершенно точно! - Вместе с твоим.
Товарищ гвардии майор! - Окажите лейтенанту помощь.
Лопух, Колышкин! Дорапортовался!
Сейчас Ромадин тебя так облобызает - не обрадуешься!
Да, насчет фрицев это ты, брат, загнул!
С перепоя такое померещится, что ты!
Косых, дай морковочки! - Последняя!
Ветер доносил до них запахи джунглей, а прибой ласкал им слух.
Джек расхохотался, отрезал верхушку кокосового ореха и стал пить прохладную живительную влагу.
Здоровенный такой орех, две поллитры враз вмещает!