Залп!
Товарищ гвардии лейтенант!
А ну убирайся, а то я тебе голову оторву!
Тревога, тревога.
Вы что же, накрыть нас хотели?
Ну, что ты будешь делать!
Знает кто-нибудь немецкий хотя бы в пределах семилетки?
Эх! И чему вас только учили. Меня тоже.
Товарищ гвардии майор! У нас Колышкин умеет.
Ну, молодец, а что молчал? Иди допрашивай.
Я... я знаю немного по-французски.
Давай, давай, давай по-французски... Давай!
Ладно.
Спроси, как они сюда попали.
А может ты знаешь: хай, хенде хох, капут? Тогда уходи.
Покурить просят.
Зарянов! Куда уходишь? Сколько? Спроси сколько их было.
Пожалуйста.
Ви филль, ви филль, айн, цвай, труа...
Двадцать, товарищ гвардии майор... - А все остальные?
Остальные, лез отр? - Капут, капут!
Умерли, товарищ гвардии майор, в смысле, убиты.
Что они здесь делали?
Одну секундочку, товарищ гвардии майор.
Это же радиосигнализатор, если его включить - сразу юнкерсы прилетят.
Мерси боку.
Товарищ гвардии майор! Их сбросили с самолета на парашютах.
Они должны были пробраться к нам, подбросить радиосигнализаторы.
Потом должны были прилететь юнкерсы, как только б они высадились, то б они...
Молодец, полиглот.
Между прочим, кто дал команду? Я спрашиваю - кто стрелял? А?
Гвардии рядовой Колышкин, вернувшийся после излечения.
Он и в госпиталь не как все попал, товарищ гвардии майор.
И ранило его - ящиками, его придавило - по рассеянности.
Только не рассеянность, а сосредоточенность.
Меня подводит моя сосредоточенность.
Совсем молодец, можно к награде. Рамадин! Отправить его в штраф-роту!
Есть отправить его в штраф роту! - Разрешите доложить!
Говори!
Отдел дивизии передает: в роще, южнее Ежовки ночью сброшены немцы - 20 человек, для наведения бомбардировщиков, приказано ликвидировать.
Штраф-рота...
Если он позволит что-нибудь еще. Надеюсь, ясно?
Естественно, товарищ гвардии майор. - Что?
Так точно!
Земляникиной! - Как жизнь?