Хм, очень мило.
О-о! Уверяю вас! В этом сугубо мужском обществе
Есть какая-то особая прелесть, полная раскованность, никаких условностей.
Па дэ конвасьон, ла либерте комплет.
Штора в окне едва колыхалась.
Кони шуршали в траве, все предвещало восхитительное утро.
Полное блистательных поединков и побед.
Чего?
Что?
Чё ты?
Что, что?
Чё вылупился-то?
Аааа. Ну ладно.
Простите, сударыня.
Чё шаришь-то? Нет воды. Кончилась водичка.
Пойди к связистам, у них там в бочке навалом.
Маша, ты поставила чайник?
Что?
У нас на лесозаготовке тоже одна была - Капитолиной звали.
Кто к ней сунется ну, вроде, как он - она того кулаком по роже.
Кто опять - табуреткой. Это она кокетничала.
Может быть довольно, Захар? - Чего довольно? Чего это довольно?
Ты слушай, слушай когда тебе говорят. Погоди, Колышкин.
Баба ведь, она тоже в душе человек и тоже требует к себе уважения.
Ты с ней по-нашему, по простому, а она за тобой куда хошь пойдет.
А тебе бы сразу лапать, да?
Слушай, Захар, ты натура цельная, гармоничная, а я - увы.
Это кто это цельная, кто это цельная?
Тебя бы на лесозаготовки, я бы посмотрел, кто из нас цельная.
Есть, товарищ гвардии майор! Расчеты, отбой!
Товарищ гвардии лейтенант!
А ну-ка, нажми на педаль! - Что?
Вот на эту.
Жень, на минутку.
Чего ж не пришла?
А ты ждал? - Факт.
Не привык ждать-то? А я люблю, когда меня ждут. Дошло?
Ты подумай!
А вот и подумай.
Маша!
Тэк! Порядок!
Тэк!
За Льва Николаевича Толстого и его родовое поместье Ясная Поляна.
Залп!
За Самуэля Ленхорна Клеменса, известного под псевдонимом Марк Твен.