Стоп. Подождите, какая годовщина? Сегодня же 20 лет.
20 лет!
Прости, Сонечка, прости.
Простить тебя может только то, что я сама забыла.
По этому поводу зажжем свечи.
Займите свои места согласно купленным билетам. Начинаем сеанс.
Видеомагнитофон! Когда у нас с тобой такой будет?
Подожди, сейчас гонорар получу. Ты знаешь, между прочим, у меня во
Франции книжка выходит? Про Нормандию-Неман.
Поздравляю! Франков 40 может тебе и отвалят, остальные родная держава прикарманит по обыкновению. - На французском языке.
Ну че, это и есть твой Брандо? - Узнал.
Говорят, переводчики нос прищепками зажимают, чтобы их по голосу в КГБ не вычислили.
в фильме Последнее танго в Париже.
Здравствуйте, Калерия Георгиевна. - Здравствуйте.
На балконе соседка наша,Калерия, вот с таким ухом стоит.
Ты ее сюда пригласи. - Знаешь, она вредная?
Чуть мы погромче звук сделаем, она тут же в стенку стучит.
Хорошо, что в стенку, а не куда-нибудь подальше. - Тьфу на тебя.
Типун тебе на язык.
Потрясающе, да? Вот гады дают!
Ну вдруг там чья-то тайна внутри. Тайна - она здесь, я покажу тебе тайну.
Ой, ребята, сейчас какая сцена будет!
Что ты там делаешь? - Масло беру.
...Святое семейство, включая Богородицу. - Масло-то зачем?
Я хочу, чтобы ты повторяла за мной. - Нет, нет, не надо.
Ну что ты, ей-богу, Почему надо так реагировать?
Я это смотреть не буду.
Это во всех цивилизованных странах крутят. - Вот пусть там и крутят а я эту порнографию смотреть не собираюсь.
Да почему это порнография? Это нормальное элитарное кино.
Че разорались, людям спать не дают. - Все, все в порядке.
У людей праздник, немножко расслабились.
Охренели, что ли? Тут все обзавидовались мне.
Машина у меня, за границу езжу. - Хорошо, извини.
Теперь еще будут болтать, что у меня подпольное порно крутят.
Он сам признается, что это порнография.
Это потом расскажете ментам, которые по мою душу придут.
Соня, это великое кино, понимаешь?
Это самое настоящее издевательство над природой человека.
Как у Заболоцкого: Как жизнь меняется и как я с ней меняюсь.
20 лет назад,ты помнишь, топали по этой набережной из загса.
Ровно 20 лет.
Конечно помню, такое разве забудешь? Мы с тобою топали, а ты нудел: ты меня не любишь, ты со мной завтра разведешься.
А что ж ты хочешь? Динамила меня 5 лет в институте.
На 1 курсе сделал предложение - отказ, на 3 - отказ, ну, думаю, не судьба.
А что же ты ко мне явился после диплома с одуванчиками?
Я - ладно, а ты чего вдруг согласилась? Пожалела? - Ты что, Сереж?
Пожалела. Маман твоя выступать стала: Сонечка, это мезальянс.
Ну как тебе не стыдно? Ну, про маму. Да если бы не мама...
Если бы родители не переехали жить на дачу, что бы мы делали, а?
Мы бы до сих пор впятером жили в двухкомнатной квартире.
Тебя это устраивало! - Меня? - Только к ней ночью прикоснешься, она говорит: не надо, мама не спит, услышит, папа кашляет.
Как ты умудрилась мне Сашку-то родить?
Почему мне так долго не рожала?
Потому что мы были нищими. - Да никогда мы не были нищие.
У нас с тобой даже не было собственного угла.
Просто ты меня не любила никогда. - Ну что ты, Сережа?
Класс.
Ах, Сонь... - Тише, тише, Сашу разбудишь.
Соня, давай свет включим. - А зачем? - Я хочу при свете.
Ты что? Сашка проснется. - Да он спит, как убитый..
Давай включим. - Зачем? Что ты хочешь увидеть?
Глаза твои хочу увидеть.
Завтра увидишь.