Что здесь? Ты посмотри, что мне дали.
Так. А это что у нас такое? Все. Ты попался.
Звонить через 8, Валя? Это провокация, Соня.
Я не знаю никакой Вали. Их там было много. - Ах, много?!
Меня обхватили. - Обхватили?! - Наверное, кто-нибудь в темноте.
В темноте! - Под шумок... - Под шумок?! Какой же ты коварный.
Телефон она тебе рабочий дала. Вот, раб.тел. - Я не знаю.
Я только знаю, Соня, я раб тела. Раб твоего тела, Соня.
Ты замечательный доктор. Ты меня вылечил.
Я, знаешь, чего хочу?
Я хочу в поле. - Ты с ума сошла. Ты хворая.
Я хочу гулять в поле. - Нет, тебе нельзя гулять в поле.
Нет, я совсем здорова.
Эй, на корабле! вам матросы не нужны? - Отдаешь меня?
Воспитана была моя мама на классике и назвала меня сразу в честь двух Сонь.
Один момент, я попробую угадать.
Первое - Достоевский, Сонечка Мармеладова.
Какой же ты начитанный! - Ля Сорбонн. - А, Сорбонна.
А вторая? - Дядя Ваня. - Че-хов. Сейчас я вспомню.
Мы увидим небо в алмазах и мы отдохнем. - Отдохнем.
А я когда выросла сказала, как ты могла меня назвать в честь двух таких героинь?
Одна - падшая женщина, другая - такая некрасивая старая дева.
А мама сказала, что я ничего не понимаю, что они умели любить, жертвовать собой.
Ой, смотри, лошадь. А почему она не спит? Странная лошадь...
А лошадь стоит и думает, почему она не спит? Странная Соня...
У нее муж давно умер, детей нет, а я у нее была 3 месяца назад. Мне так стыдно.
А почему сейчас ты подумала о ней? - Потому что мне очень хорошо.
Мне хочется, чтобы всем было хорошо.
Соня, я буду ревновать тебя к твоей тете. Надеюсь, она у тебя одна? - Да.
О, гора с плеч! - Но у меня есть еще дядя и 3 двоюродных брата.
Это удар! - А как насчет двух племянниц?
Вот это уже слишком. Сейчас я погашу твою искру человеколюбия.
Соня, ты должна любить только меня. Меня одного, понимаешь?
А еще мне почему-то страшно. - Вы, русские, боитесь быть счастливыми.
Да? Ну, не только русские.
Между прочим, древние римляне даже самим себе не позволяли признаться в том, что они счастливы. Они боялись вызвать зависть богов.
Боги не прощают и наказывают людей, которые хотят сравниться с ними.
Красивый шансон. - Это танго.
Да ты что? С ума сошел? - Уже неделю как.
Стыдно, нас в милицию сдадут.
Извините, пожалуйста, он шутит.
Дорогие братья и сестры! - Ты с ума сошел!
Нам сейчас милостыню подавать будут. Я же в телогрейке!
Соня, осталось 4 дня.
Ты что делаешь, господи! Ты же дом спалишь! Что случилось?
Они мою повесть зарубили. - Какую повесть, господи! Да ты пьян!
Про смоленский подпольный обком? - Как же! Хрен они про обком зарубят.
А что? - Мою лучшую повесть, которую для себя писал.
Это ты с ней расправляешься? Гоголь! Пусть полежит до лучших времен.
В этой стране лучших времен не бывает. Бывают хреновые и совсем хреновые.
Прекрати пьяную истерику.
В этой стране! Между прочим, это твоя страна и другой у тебя не будет.
К сожалению! Если б они раздолбали мою повесть. Нет.
Повесть замечательная, в каждой строчке талант дышит.
Но вы автор военно-патриотической темы, а здесь все пронизано эротизмом.
Это все равно, что вышла бы Лолита, а автор - Бонч-Бруевич или Агния Барто.
Про партизан - это тоже, знаешь, достойно.
Достойно! Зато я матери кооператив построил. Мы живем как люди.
Это все партизанские деньги. Вас же надо кормить, черт подери.
Сонь, а ты у Ирки ночевала? Она мне звонила.
Да, у Иры.
Настрой на дела, а не на громкие слова, вот, что нужно сегодня для того, чтобы крепче был великий и могучий Союз Советских Социалистических Республик.
Уверен, что все думают так, собравшиеся в зале.