Да потому что они врут бесстыдно. - Если врут - опровергайте, доказывайте.
Почему кто-то должен решать за меня, что мне слушать, что не слушать?
Вот хорошо устроились. Во всем система виновата, а вы чистенькие....
Что? - Слава Богу, дома. - Что?
Андрэ высылают из Москвы. Поехали, может еще успеем.
Утром Свободу не слушала? Как раз Андрэ цитировали, эту статью его.
Ох, он им дал, умно, хлестко, зло. Я даже позавидовал. Профессионал.
Наши, конечно, такого не прощают.
Тут же лишить аккредитации. В 24 часа из Москвы. Ублюдки.
Как он мог? Зачем он это сделал? - Правильно сделал, правду сказал.
Господи, какую правду? В чем правда?
Ваша правда в том, что сбили самолет. Наша в том, что он нарушил границу.
Вы что, до сих пор не поняли, что в политике правды не может быть?
Есть сила, интересы. Но как он мог? Как он мог мне не позвонить?
Да звонил он тебе. Целый день, как сумасшедший. Тебя же дома не было.
Да была я. Нет, я не была. Господи, где же я была-то? Я была на работе
Мы с Сережей отношения выяснили. Я лампу красивую купила.
Подождите, мне же это снилось. Да, мне подсказывали. Вот в чем дело.
Мне все подсказывали, а я не поняла. - Черт! Пробка!
Очень хорошо. Я пешком. Еще можно что-нибудь исправить.
Садись. Ты дороги не знаешь. - У меня получится.
Ты им гордиться должна. Он назвал вещи своими именами.
Какими именами? Я знала только 2 имени: меня звали Соня, его - Андрэ. - Почему звали?
И все-таки они нам позавидовали... - Кто?
Зависть богов.
Слава Богу. Кажется успели.
Здравствуйте.
Ни стыда, ни совести.
О, вот и фигурант.
Времени не так много до самолета.
Андрюшенька, как ты мог, как ты мог так сделать? Почему ты меня не спросил?
Почему? - Соня, прости. - Это же смерть.
Я бы тебе все объяснила. - Прости меня. - Если бы ты...
Пожалуйста, ну пожалуйста. - Сонечка!
Ну, пожалуйста, не надо. - Пошли, пошли, пошли.
Голос диктора: таких вылетов в этом районе бывает до десяти в день.
Американские самолеты-разведчики постоянно играют на нервах воинов ПВО.
Когда только они уймутся - сказал нам командир звена.
Мы побеседовали с летчиками, поднятыми в ночь на 1 сентября
Но он продолжал лететь этим же курсом и я получил команду четкую определенную команду. - Бедный мальчик!
Ты знаешь, сколько он отправил на тот свет людей?
Он солдат, ему приказали.
У нас мать в гостях. Ты встряхнись как-то. Что ты как сомнамбула?
Мать ничего не знает и не надо, чтобы знала. - Хорошо.
Сонь, может быть попробуем?
Давай, как будто ты вчера мне ничего не говорила.
Если ты пообещаешь, что порвешь с этим, если дашь мне слово, что никогда больше не увидишь этого твоего, то я готов все забыть.
Я готов, Сонь.
Нет, этого я тебе пообещать не могу.
Женщина, уйди с путей.
Ну-ка, вставай! Ну чего ты расселась? Поднимайся, давай руку-то.
Ну ты меня слышишь? Слышишь меня, говорю?
Помогитеплохоплохо мне... - Ничего, потерпишь.
Не могу терпеть. - Ой, бедная. - Не сможет. - Не смогу, мне больно очень.
Все терпят и ты терпи.
Раз больно, значит живая.
Вставай давай. Девонька, милая, вставай. Пойдем в сторожку. У нас там тепло, хорошо. Чайку попьем.
Переночуешь у нас. Пойдем.
А завтра в церковь. Церковь у нас хорошая рядышком.
А служит там отец Валентин, хорошо служит, заслушаешься.
Завтра праздник большой.
Свечку поставим Казанской Божьей Матери. Помолимся.
А сейчас к нам в сторожку пойдем, поговорим, ты нам все расскажешь.
<<Назад | Стр. 15